Добро пожаловать! Подробнее о ролевой вы можете узнать в темах, ссылки на которые даны ниже. С любыми вопросами обращайтесь к администрации. Приятного пребывания на форуме!

Игровые вводные:


Место действия: Лос-Анджелес
Время: официальное время игры - московское.
Рейтинг ролевой - NC-21


Новым участникам необходимо посетить следующие темы:

Вводная информация по игре МегаполисЪ

Общие правила ролевой игры
Обязательная анкета

Администрация
Tristan
Луминар

Погода в Лос-Анджелесе:

Прогноз погоды в Лосе Анжелесе

МегаполисЪ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МегаполисЪ » Архив жилых помещений » Набережная, бунгало Анри


Набережная, бунгало Анри

Сообщений 661 страница 672 из 672

661

Сегодня странный день. При чем, был он таким прямо с утра.
Просыпался я мерзко, хотя и довольно уже привычно - голова была непомерно тяжелой, во рту пересохло, а рука явно чувствовала какую-то ненужную тяжесть. И точно - мое левое плечо нахально оккупировала незнакомая мне блондинка. Собственно, я очень опрометчиво судил о степени нашего с ней знакомства, потому что все, что я мог видеть - это ее светлая макушка. А еще нога - чудесная, стройная, длинная нога. Если бы мне сейчас не было так паршиво, я бы даже сказал - ножка.
Но это была нога, и она не вызывала у меня никакого умиления, потому что в данный момент сильно мешала мне - она лежала на мне, кокетливо высовываясь из-под простыни. Желания заглянуть под простынь, чтобы выяснить, так ли хороша оставшаяся часть блондинки, так и не возникла в моем похмельном мозгу, а потому, поднявшись и не смущаясь своей наготы, я побрел прочь из спальни, надеясь на то, что за ночь никакой коварный колдун не перетасовал мое бунгало, и кухня все еще находится там, где я ее оставила.
Между прочим, кое-что еще находилось там, где его кто-то оставил - и скорее всего этот подлец тоже я. На диване в гостиной полулежала спящая брюнетка с такой бледной кожей, что на какое-то мгновение у меня пронеслась вялая паническая мыслишка, не убил ли я ее вчера в порыве.. в порыве чего, интересно? В общем, брюнетка, похоже, была жива, потому что белый пиджак, которым она была прикрыта, мерно вздымался на груди. Бл*ть, что за пид*рский пиджак? Ах да, это же мой пиджак..
В дальнейшем же утро прошло тихо и размеренно - выпив полтора литра воды и три раза умывшись, я вежливо, но настойчиво выпроводил из своего дома девушек, оказавшихся подружками ("Лиззи и Иззи! Позвони нам, красавчик!") и наконец смог спокойно закурить первую сигарету.
Впрочем, спокойно не получилось - я вдруг снова начал ощущать преследовавшее меня в последнее время чувство беспричинного беспокойства, когда все вокруг кажется враждебным и чужим, и не можешь перестать оглядываться в поисках подвоха. А еще на меня опять давил сам воздух, давили даже перила моей веранды, казалось, они сужаются, надвигаются на меня, желая запереть меня в клетку, из которой никогда больше не вырваться..
Из приступа странной клаустрофобии меня вырвал мой собственных глубокий вздох - казалось, что, сделав его, я словно порвал цепи, сковавшие мою грудь. Как бы то ни было, воздуха по-прежнему не хватало, а ощущение ограниченности пространства не давало мне спокойно рассмотреть океан - а именно этого мне сейчас хотелось больше всего.

======> Набережная

+3

662

Набережная ======>

Да, определенно странный день. Когда я вернулся домой, возле дверей меня ждал курьер, вручивший мне продолговатую коробку, перевязанную алой лентой. Пока я расписывался в его книге, мне вдруг подумалось, что там бомба, и, как только я потяну за ленточку, механизм придет в действие. Я прямо видел, как разлетается на части мое тело и заодно тело курьера, который на свою беду стоял рядом со мной.. "Нет, там винтовка, чтобы ты сам застрелился, кретин" - ехидно подал голос демон, возвращая меня на землю. И правда - коробка ведь длинная..
В коробке были розы. Штук семнадцать таких же алых, как лента, роз, на которые я тупо смотрел в течение десяти минут, пока не додумался посмотреть карточку.
"Это было прекрасно, мой мальчик. Я тобой горжусь".
Мама, бл*дь. Ну конечно - кто бы еще мог довести меня до паранойи, если не любимая мамочка. Кстати, она ведь до сих пор не вернулась в Париж, несмотря на стенания отца. К счастью, у нее хватило такта не оставаться в моем доме, а снять квартиру поближе к центру, но зато и хватило фантазии прислать мне эти гребаные розы.
А потом снова начал звонить телефон. Нет, не тот, который я утопил в океане - по нему, надеюсь, уже человек-амфибия разговаривает - домашний. Но смысл звонков был тот же, а вывод напрашивался только один - убить Рейнольдса, потому что только эта скотина могла додуматься дать мой телефон потенциальным работодателям.
И тут до меня впервые за день дошло - мне хотят предложить работу. В театральных постановках или в кино. Я, бл*дь, проснулся звездой. Это вызвало у меня нервный смех и странный зуд. Почесавшись пару минут, я взял новую пачку сигарет и отправился в ванную.
Лежа в наполненной пеной ванне, выдыхая дым и стараясь отключиться от непрекращающихся трелей телефона, я принял мудрое за черт знает сколько времени решение - мне нужен помощник. Который взял бы огонь на себя, отвечал на звонки, встречался с агентами и режиссерами и вообще занимался всеми моими делами так, чтобы я мог и дальше лежать в ванне и ни*уя не делать..
Эта мысль так меня воодушевила, что, выбравшись из ванной и завернув свое еще влажное и мыльное тело в полотенце, я прошлепал к ноутбуку, где из-под моих пальцев уже через полчаса появилось в Сети объявление следующего содержания:
"Преуспевающий актер и директор театра ищет личного ассистента, готового взять на себя некоторые его дела и обязанности. Оплата - почасовая, выходные - договорные. Лицам младше двадцати двух лет и старше тридцати пяти не беспокоить".

+1

663

- ... Для начала мне понадобится знать, в каких фильмах вы уже снимались, с какими театрами сотрудничали. Вся ваша фильмография, все подписанные контракты, все..
Весь этот словесный поток обрушился на меня совершенно неожиданно, когда ничего, как говорится, не предвещало. В самом деле, мог ли я ждать подобного от приятного худощавого паренька с идеальной прической, который представился мне пять минут назад соискателем по объявлению и теперь расположился в кресле моей гостиной.
- Стоп, стоп, стоп! Мартин, так? Так вот, Мартин, мне кажется, у нас с вами вышло недопонимание - это не вы меня, а я вас беру на работу..
- Да, но для того, что продуктивно работать, мне нужна вся информация..
- Все, все, я понял.
- Я предупреждающе поднял руку и приятно улыбнулся. - Забудьте то, что я только что сказал. Я неправильно выразился: это я НЕ беру вас на работу. Спасибо что пришли, всего доброго.

Этот ад продолжался уже третий день. Я никогда не думал, что в Лос-Анджелесе столько молодых людей, которые почтут работу личного ассистента при начинающем, но "преуспевающем" актере за высшее благо. Как оказалось, МНОГО, действительно много..

-.. О Господи, я помню вас еще по той серии "Друзей", а потом видела ваши фотографии, и.. и.. О Господи! Я же была на вашем "Гамлете", сидела в первом ряду! Вы, кажется, еще посмотрели на меня - ну как же, я ведь дарила вам цветы!..
Пищащее передо мной безобразие уже начало порядком утомлять меня. Я внимательно слушал ее словоизлияния вот уже три с половиной минуты, подперев голову рукой и рассеянно улыбаясь, отчего поток слов только увеличивался. Наконец я решился его прервать:
- Скажите, Мэри-Энн, сколько вам лет?
- Двадцать два.
. - Почему-то густо краснея, пролепетала потенциальная ассистентка.
- А по-настоящему?
- Девятнадцать..
- Я почему-то так и подумал.
- На моих губах снова появилась отрепетированная улыбка, а я закончил. - Вы мне не подходите. Спасибо, что пришли, всего доброго.

Кто бы там ни звонил сейчас в мои двери, это последний визит на сегодняшний день, потому что еще немного, и я с трудом буду стоять на ногах. Что не удивительно - после каждого леденящего душу "ассистента" я выпивал по полбокала коньяка.
Когда я открыл дверь, я пожалел, что последним я не назначил предыдущий визит.

+3

664

http://i80.photobucket.com/albums/j168/Dr_Cezare/Henry/g2.jpg

- В-вы ко мне? - Сдавленно просипел я, осматривая свою гостью и изо всех сил стараясь не пялиться на ее лицо.
Нет, поймите меня правильно - мне, конечно, доводилось видеть некрасивых женщин, но.. не до такой степени и не часто. Я хочу сказать - это же Лос-Анджелес, черт возьми! Вотчина пластических хирургов и рассадник косметологов. Вот в последних стоящая передо мной.. эммм.. девушка нуждалась, кажется, больше всего.
- Если вы - Анри Луминар, то - да, к вам. - Тихо, но как-то необычайно твердо и звонко ответила гостья, но тут же потеряла свою решимость, не зная куда деть руки, и начала теребить свою косу(!).
Я отчаянно пытался сообразить две вещи - когда я последний раз в своей жизни видел косу на голове женщины, и стоит ли мне пускать эту, гм, девушку.
Как бы там ни было, я сдался, и через пять минут мы уже сидели в гостиной, я - небрежно развалившись в кресле, и она - сев прямо, будто проглотила палку, и внимательно глядя на меня.
- Скажите, откуда вы.. ? - Я замолк, вспомнив, что гостья не назвалась.
- Вирджиния. - Пискнула девушка, затем откашлялась и произнесла уже нормально. - Вирджиния Тэйлор.
- Как Элизабет Тэйлор.
- Улыбнулся я, пытаясь хоть как-то разрядить обстановку, но Вирджиния смотрела на меня все так же серьезно и сосредоточенно, поэтому я торопливо опрокинул в себя остатки коньяка и прохрипел. - Так откуда вы?
- Коннектикут, штат Нью-Йорк.

- Ненавижу, бл*дь, Коннектикут. - Вырвалось у меня, и я даже не могу сказать, что было причиной - вылаканная мной за весь день бутылка коньяка или это воплощение ужаса передо мной.
- Почему? - Подумав несколько минут, решилась задать вопрос девушка.
- Потому что любой уроженец Нью-Йорка ненавидит Коннектикут, крошка. - С явным бронксовским акцентом ответил я, расплываясь в широкой улыбке и думая, как именно она будет улепетывать - быстро или очень быстро.
Но Вирджиния меня удивила - вместо того, чтобы скривиться или продолжать смотреть на меня все так же непонимающе и глупо, она - о чудо - рассмеялась. Может, все еще не настолько безнадежно?
После этого мы проговорили еще с полчаса - и удивительно, эта неуверенная и явно излишне стеснительная девушка могла говорить совершенно нормально, только когда дело касалось работы. Она оживлялась, перестава мямлить и произносила слова звонко и уверенно. Когда же я пытался распросить ее о ее жизни, о чем-то хотя бы относительно личном, я снова видел забитую провинциалку с ужасной косой, которая не знала, куда себя девать. Даже не знаю, что стало для меня решающим фактором, когда я все же объявил ей, что она принята на работу - эта ли ее уверенность, моя ли собственная тяга к экспериментам и наблюдением над людьми, а, может, все дело было в том, что я слишком устал от этой круговерти, выпил слишком много коньяка и хотел остановиться уже хоть на чем-то..
- Один последний вопрос, Джинни. - С улыбкой спросил я, когда она уже стояла на пороге. - Что на тебе одето?
- Строгий костюм.
А ведь даже возразить нечего..
Так у меня появилась личная ассистентка.

+3

665

Утро началось премерзко. Только вообразите себе глубокий утренний сон, полный каких-то неясных образов и движений, и тут посреди него вклинивается гадкий звук дверного звонка. Хочется послать все и всех к чертям, но звук становится все настойчивее, и постепенно приходит ясное осознание, что единственный способ прекратить это безобразие - открыть дверь хаму, а не накрываться подушкой и громко стонать.
- Ой бл*дь! - Вырвалось у меня, когда я распахнул дверь и увидел на пороге Джинни. Ну, не то чтобы она сильно изменилась со вчерашнего дня, просто я, наверное, еще долго не смогу привыкнуть к ее внешнему виду.
- Доброе утро, Анри. - Вежливо отозвалась моя помощница, словно я сказал ей то же самое, а не выдохнул ей в лицо свежий утренний мат вместе с несвежим запахом перегара. - Я принесла вам сегодняшние газеты и журналы, а еще через час у вас назначена встреча, поэтому я подумала, что нелишним будет разбудить вас лично. Ведь на телефонные звонки вы не отвечали. - С мягким укором добавила девушка и продолжила. - Возможно, будет лучше, если вы дадите мне ключ?
- А может ты тут сразу поселишься? - Со всем возможным сарказмом просипел я, потирая лицо и все еще осоловело глядя на Джинни. Если утро начинается с такого неэстетичного зрелища, ничего хорошего дня ждать уже нельзя..
- Я просто думала, что тогда я могла бы приносить вам свежую прессу, а потом, в ожидании пока вы проснетесь, занималась бы делами. - Спокойно ответила моя ассистентка после небольшой паузы, в которую словно ожидала, что я извинюсь. - Но если мое предложение вызывает такую негативную реакцию, оно снимается.
Я растерялся. Я, кажется, впервые столкнулся с подобным феноменом: моя язвительность и хамство не достигали цели, не ранили человека. Я чувствовал себя скорпионом, которому походя наступили, бл*дь, на жало! Что мне оставалось делать? Только промямлить невнятные извинения..
- Нет-нет, Джинни.. Все нормально.. Прости, я немного неадекватен с утра.. Конечно, я дам тебе ключ..
- Отлично.
- Прервала это жалкое словоизлияние девушка, проходя в дом и скромно присаживаясь на диван. - Как я говорила, через час у вас назначена встреча, и..
- Ты только послушай!
- Бесцеремонно перебил ее я, цедя слова сквозь зубы, потому что к тому времени уже успел подкурить сигарету и развалиться на диване с одним из принесенных ей журналов. - Джим Валентайн умер! Охренеть.. Жалко мужика - мало того, что толковый был, так еще и представь себе - ни одного наследника, не считая курицы-дочки.. Ну да ничего, у нее муж тоже не пальцем деланный, не даст ей развалить империю..
Вирджиния терпеливо ожидала, пока я закончу, при чем ничего в ее виде не выдавало недовольства или раздражения. Когда я наконец заткнулся, она продолжила:
-.. Через час у вас назначена встреча с представителем "Валентайн Индастриз", и если вы хотите успеть на нее, я думаю, нам надо выехать уже через пятнадцать минут.
- Нам? Валентайн Индастриз?
- Сигарета прилипла к моей немытой роже, и только этим можно объяснить то, что она не упала на мою грудь, потому что мой рот был удивленно распахнут.
- Да, нам. Я думаю, что могу понадобиться вам там. Кстати, я не сказала - вам хотят предложить роль в новом сериале, который собирается снимать эта компания. Я просмотрела пилотную сериаю и пробежалась глазами по рецензии на сценарий, думаю, это..
- Сериал?! Ты е*нулась?!
- Снова переставая выбирать выражения, взвился я, вскакивая на ноги и обвиняюще тыкая рукой с сигаретой в сторону Джинни. - Ты понимаешь, что такое сериал? Это амплуа, которое вешается на шею навечно, это значит стать навеки сериальным актером! А я - ТЕАТРАЛЬНЫЙ актер, ты слышишь? Драматический, бл*дь, актер! О*уенный драматический актер, это ясно?! Никаких в пи*ду сериалов!
Единственный вопрос, который занимал меня в это время был - как именно будет убегать Джинни - быстро или очень быстро? Но она снова удивила меня - помолчав с минуту, пока я опять-таки не перестану орать, она заговорила спокойно, словно только что ничего не было:
- Там очень удачный сценарий - что-то про затерявшуюся на необитаемом острове группу туристов. Сюжет, конечно, немного заезженнный, но меня привлекла в нем именно драматичность - там не столько идет речь о том, как они мужественно преодолевали трудности, а о том, как менялась система ценностей каждого из них, как отъвленные циники учились чувствовать, сопереживать и помогать.. Ваша роль - это некий бизнесмен на грани разорения, который отправился в путешествие с целью совершить самоубийство. Оказавшись же в реальной опасности, он вдруг чувствует желание жить.
Я не знаю, как она это делает. Не понимаю, как находит тон и слова, чтобы справиться со мной, так просто заткнуть меня за пояс, но вынужден признать - она делает это легко и непринужденно.
- Я буду готов через десять минут. - Сдавленно произнес я, направляясь в сторону ванной.
Кажется, я выбросил белый флаг.

+3

666

Получилось! Все получилось. Завидуйте, жалкие насекомые, завидуйте, потому что я - звезда!
Последнюю фразу я, кажется, кричал вслух, поливая одну из девочек - ту, которая пыталась стянуть с меня штаны - шампанским. Я не могу сказать это совершенно уверенно, потому что по меньшей мере содержимое трех бутылок уже плескалось во мне, и теперь все происходило так, словно я просматривал какое-то нелепое слайд-шоу, кадр за кадром. Такой эффект бывает в ночных клубах, когда работают эти дурацкие ультра-фиолетовые лампы, искажающие действительность и вырывающие из нее отдельные моменты, озаряемые вспышками.
Вспышка - пепел сигареты, зажатой в моих зубах, падает на спину копошащейся в районе моего живота девочке. Она визжит, а я пытаюсь объяснить, что сделал это ненарочно, но вместо этого только дико смеюсь.
Вспышка - и я кричу кому-то, пытаясь задавить снова рвущийся из легких смех, что это совсем не бл*ди, а очень даже хорошие девочки, студентки местного университета, просто очень падкие на звезд. Кричу, снова смеюсь, потом этот смех срывается на стон, потому что одна из студенток вовсе не прерывала свое умелое занятие, а потом падаю, так и не успев толком кончить, а потому смеюсь еще громче.
Вспышка - студенток снова двое, и они создают какое-то такое активное движение возле меня, что я могу только блаженно улыбаться, закидывая руки за голову и подставляя свое тело под их ласковые, но такие откровенные прикосновения.
Вспышка - и начинается что-то совершенно несусветное, какой-то нескончаемый март, кошачий ор, смех, крики, стоны, и в эпицентре всего этого безобразия я - Анри Луминар, самый счастливый уе*ан на свете, потому что сегодня я получил сразу ДВЕ роли, и теперь мне есть что праздновать!
Вспышка - и.. и темнота.
Е*анные клофилинщицы..

+2

667

Вы когда-нибудь просыпались после дозы клофилина? Не советую и пробовать.
Вы когда-нибудь просыпались после ударной дозы клофилина, подмешанной в шампанское? Мой вам совет - сдохните ночью и не просыпайтесь вовсе.
По крайней мере, я думал именно об этом, пытаясь остановить дикий хоровод гостиной вокруг меня. Какого х*я я в гостиной? Моя ли это гостиная? Да, ведь я сплю на своем билльярде. Какого х*я я сплю на билльярде? Какого х*я у меня во рту так сухо, словно все пустыни мира поменяли свое местонахождение, а голова болит так, словно череп уже давно раскроился на много маленьких кусочков и грозит рассыпаться, едва я попробую подняться? Нет, я даже пробовать не хочу. Какого х*я я живу один, и теперь совершенно некому слушать мои душераздирающие стоны и проклятия?
- Какого х*я я вообще родился?! - Вою я, продолжая наблюдать хаотическое движение потолка и не делая попытки подняться.
- Анри? - Раздается рядом со мной немного напуганный голос. - Дверь была открыта, и я..
Джинни. Мой очкастый ангел. Мой спаситель с небес с самой дурацкой и самой умилительной косой на свете. Мое провидение с прыщами и веснушками.
- Воды.. - Хриплю я, даже не пытаясь скосить на нее глаза. Знаю, чем это грозит - мир окончательно перевернется и радостно огреет меня по моему раскроенному черепу.
Только после того, как в меня было влито около литра воды заботливой рукой Джинни, до меня дошел смысл сказанных ею слов "Дверь была открыта".
- Ссссссука! - То ли шиплю, то ли снова вою я, обессиленно падая обратно на билльярдный стол и пребольно ударяя кулаком по его обивке. - Ссука, все вынесли. Ведь вынесли, да? - Спрашиваю я у своей ассистентки, потому что я ведь по-прежнему могу видеть только потолок, а ей наверняка открыты картины разрушения и опустошения моего бунгало.
- Что вынесли? - Осторожно переспрашивает Джинни - кажется, она решила, что я окончательно тронулся, и теперь ей грустно - ведь она не сможет быть ассистенткой е*аного психа.
- Дерьмо. - Так же грустно произношу я вместо ответа. - Все дерьмо. Я в дерьме. Кругом дерьмо. Весь мир - сплошное дерьмо.
Еще через полчаса я смог встать и лично удостовериться - и правда, ничего не вынесли. Милые студентки, западающие на звезд и так по-дилетантски обращающиеся с клофилином, оказались милосердными - они унесли только все наличные, что были в доме. Наверное, они бы забрали и драгоценности, но их у меня не было, не считая немногочисленного серебра, которое всегда на мне.
- Джинни, никогда, НИКОГДА не трахай студенток-медичек.. - Наставительно бормочу я перед тем, как скрыться за дверью ванной - мне надо прийти себя. Ведь сегодня как-никак первый съемочный день.

+3

668

Съемки сериала, запущенного "Валентайн Индастриз" продолжались уже неделю. То ли руководству кинокомпании так не терпелось, то ли они были так уверены в своей съемочной группе и в нас - актерах, но первые серии "No hope, no faith" уже были запущены на телевидение. Невероятно льстило моему все еще немного уязвленному тщеславию то, что шел многосерийник не в стандартное "время домохозяек", а в полдесятого вечера, а значит, аудитория у него будет неплохая.. Впрочем, рано еще загадывать. Гораздо важнее то, что теперь серии снимались в режиме non-stop, иногда несколько за один день, и все, что помогало мне еще держаться на ногах - это энтузиазм. Паралельно нельзя было забрасывать театр, хотя в нем сейчас - слава всем богам! - было временное затишье, смена репертуара.
А еще стартовали съемки фильма полуяпонского режиссера Сабуро Сайондзи. Вообще-то он называл себя чистокровным японцем и делал вид, что придерживается всех традиций, но все прекрасно знали, что его отец был брокером на Уолл-Стрит, уроженцем Нью-Йорка и имел с азиатами не больше общего, чем, к примеру, я. Как бы там ни было, Сайондзи (я научился выговаривать это без запинки всего с пятнадцатого раза) затеял съемки драмы про молодую семейную пару, переживающую не лучшие свои времена, и на мужскую роль выбрал почему-то именно меня. Нет, никогда мне не расчитаться с господином Шекспиром за его "Гамлета" и за все то, что он сделал для меня!
Но вернемся к Сайондзи. Он твердо намерен покончить со съемками за месяц. Пока даже страшно думать, чем же это обернется для меня и буду ли я все успевать, но у меня совсем нет поводов роптать - я востребован, я известен, я все еще молод и энергичен, черт возьми!
Впрочем все это - одна сторона медали. Второй были непрекращающиеся загулы - вечеринка по случаю выхода первой серии "Нет веры, нет надежды", вечеринка по поводу начала съемок драмы Сайондзи, у которой еще даже названия нет, вечеринка без повода, вечеринка по поводу дня рождения чьего-то пуделя.. Голливуд радостно принял меня в свои объятия, довольный таким продуктом для пищеварения - молодой, дерзкий и красивый - как раз в его вкусе! Процесс переваривания меня только начался, но я уже приобрел такие характерные для "звезд" непроходящие тени под глазами, над которыми привычно стонут гримеры.
Я редко ночую в бунгало. Вчера я нашел над своей кроватью паутину - грустно посмотрел на нее, и сказал Джинни найти мне домработницу. Моя ассистентка практически не отходит от меня ни на шаг - съемки, театр, переговоры - она всегда со мной. Только вечером двери закрываются перед ее страшненькой мордашкой - таким не место на вечерах Помпеи..
Меня, наверное, должно беспокоить, что я теперь пью каждый день. Что я редко ложусь спать (если вообще ложусь, конечно) трезвым, что редко просыпаюсь без похмелья. Меня наверняка должно беспокоить то, что нередко с похмельем я борюсь самым традиционным способом - рюмкой коньяка. А на съемочной площадке смотрят на это сквозь пальцы: я всегда могу играть, я всегда готов выложиться по полной, а остальное неважно.. Это ли не признак "звездности"?
А еще.. еще я заколотил дверь той спальни, которую я все еще по привычке мысленно называю "рыжей". В те редкие моменты, когда нескончаемые оргии переносятся на территорию моего бунгало, я ловлю себя на том, что нервничаю: мне все кажется, что в самый неподходящий момент дверь откроется, и из дикой рыжей комнаты выйдет Пэйтон, укоризненно глядя на меня.. Конечно, заколотил я ее не сам - благо, всегда существует и будет существовать плебс, готовый поработать руками за твои деньги. Но теперь мне как-то.. спокойнее.

+3

669

Hollywood Rooswelt Hotel, номер 526 ====>

Никогда не оставляйте людей с помутненным разумом наедине с собой. Потому что в одиночестве им в голову лезут самые разные мысли.. Нет, ни слова о суициде - я уже говорил, я слишком слаб и тщеславен, чтобы отказаться от жизни, да еще и тогда, когда она только начала наконец гладить меня по шерсти. Я думал о обманчивости и мимолетности славы. Сегодня я нужен и востребован, а завтра мой организм все же перестанет выдерживать нечеловеческие нагрузки, скажет мне "нет", и я не смогу даже поднять себя с кровати. Буду лежать, покорно глотать кашку, которой будет потчевать меня Джинни или мама, и шумно втягивать слюни, которые будут собираться в уголках моих губ.. А может, все будет не так. Может, однажды я проснусь и узнаю, что мой слегка хрипловатый баритон с мерзким прононсом, который сейчас доводит Сайондзи почти до оргазменных судорог, превратился в какое-то хрипло-сиплое недоразумение, и все роли, кроме ролей юных алкоголиков, бродяг и наркоманов, для меня будут закрыты.. А может, просто режиссеры разглядят мой скверный характер и устанут с ним мириться - откажутся от меня все разом, оставив гнить в своем театре. А в театре от меня уйдут все актеры, потому что окончательно озвереют от моих постоянных придирок - я ведь теперь подвизался так помощником режиссера, и кроме Рейнольдса их теперь терзаю и я..
А может, просто однажды утром я не проснусь?
Но сегодня я проснулся и, пользуясь временным затишьем - актеры сериала взбунтовались и все же вытребовали себе выходный, поэтому мне только вечером нужно будет ехать на съемки к Сабуро - устроился на гамаке с книгой в руках и сигаретой в зубах. Давно я не проводил время в компании классиков - простите меня, господа, я нагло променял вас на голливудское отребье..
- Угадайте, угадайте, угадайте! - Раздался почти над моих ухом воодушевленный писк Джинни, на который я не реагировал, продолжая курить и лениво скользить глазами по странице. - Угадайте, статья про кого появилась в "Pipe"?!
- Тоже мне загадка.. Ее разгадает и муравьед.
- Ворчал я, отрываясь все же от книги и протягивая руку к девушке - она, которая бессовестным образом раскусила меня едва ли не с первых дней, не обращала на мое ворчание практически никакого внимания. - Только непонятно, чему тут радоваться - гадкий желтый журнал. - В моей руке тут же оказался тот самый "гадкий желтый журнал", открытый на нужной странице, а на нем фото - я.. с Пэйтон. Тот самый вечер у Беннингтонов - когда это было - день, два назад, вечность назад? - .. был замечен с некой рыжеволосой девушкой, как оказалось позже - начинающей художницей, осуществляющей свою деятельность под крылышком известного и влиятельного в своих кругах мецената и живописца Матиаса Клоде.. Бля*ь. - Тихо прокомментировал я прочитанное и продолжил. - Парочка была явно увлечена только друг другом и в скором времени покинула мероприятие, оставив господина Клоде с его ветвистыми рогами на обозрение публики.. Бля*ь. - Чиркнула зажигалка, и от кончика новой сигареты вверх потянулся дымок, а я опять читал, сцепив зубы и забыв про притихшую Джинни. - .. именно так, ведь достоверно известно, что юная мисс Сойер пользуется патронажем Клоде не только в профессиональном плане - являясь сожительницей мецената.. Бля*ь! - Я раздраженно отбросил журнал, тут же полетевший в другой угол веранды, а сам, подскочив на ноги, начал расхаживать, заложив руки за спину. Хватило меня ровно на полторы минуты, после чего я поднял Pipe и закончил чтение. - .. более того, как стало известно нашему репортеру, Анри Луминар и Пэйтон Сойер видятся далеко не первый раз - в прошлом любовники и сожители..
На этом мое терпение закончилось - усевшись на пол, я методично рвал страницы журнала - без аффекта и энтузиазма, спокойно и размеренно, словно выполнял опостылевшую мне работу. И все это под взглядом Джинни, наполненным едва ли не суеверным ужасом. Она все еще хранила молчание, а я тоже не торопился заговаривать - я думал. Думал о том, что меня эта статья никак не коснется - как правильно заметил как-то вскользь Сайондзи, любая информация, подтверждающая мою гетеросексуальность и не несущая извращенного подтекста, играет мне на руку. Фактически эта статья только втаптывала в грязь Пэйтон и Клоде. На него мне было совершенно плевать - я не знал этого человека, но за одно то, что он не мог удержать рядом с собой рыжую, я относился к нему с легкой долей презрения. Пэйтон же.. Эгоистично, легкомысленно, так "в моем стиле" было увести ее оттуда, не думая о том, что может пострадать ее репутация. Наверное, дело было в том, что в моей голове никак не желало укладываться то, что у бывшей девочки в кедах тоже может быть репутация, что она теперь тоже хотя бы отчасти публичный человек..
Надо позвонить ей. Я уже прокручивал в голове возможные подходящие слова и тянулся к телефону, когда прямо передо мной возникло лицо Джинни - оказывается, она наклонилась проверить, в порядке ли я.
- Бля*ь, Джинни! Так больше не может продолжаться! - Едва ли не завопил я, резко подымаясь и хватая ее за руку. - Поехали. Поехали приводить тебя в порядок - я не хочу, чтобы следующая статья была о том, что Анри Луминар завел себе ручного Квазимодо.
Я говорил жестоко, не подбирая слов и не щадя чувств девушки - наверное, из-за того, что моих собственных у меня уже не было. Не знаю, что могло задеть меня, что могло хоть как-то пробиться, сквозь дурман и завесу вседозволенности и равнодушия.
- Но я.. - Попыталась несмело возразить Вирджиния, но я уже затягивал шнурки ботинок и подхватывал ключи - сегодня я наконец сяду за руль Крайслера.
- Потом, Джинни! Все потом.
Ах да, я же хотел позвонить рыжей.. Я вспомнил об этом, уже садясь за руль. Ну да ничего, позвоню немного позже.. Обязательно.

=====> Улицы Л-А

+3

670

Улицы Л-А =====>

Ненавижу такие дни. Дни, в которых слишком много свободного времени, когда что-то срывается или отменяется и ты остаешься один на один с собой.. Ну или не с собой, а с тем темным и мрачным, что всегда стоит за твоим плечом, нагло ухмыляется усмешкой безумия и ненавязчиво напоминает о своем существовании короткими репликами, которые заглушают любой шум, которые невозможно забить включенной музыкой или телевизором.
Зачем ты живешь?
Молчи, демон. Я не хочу слышать твой голос, я не хочу признавать твоего существования, потому что признать это - означает расписаться в своем полоумии. Я не хочу быть полоумным, не хочу в клинику для душевнобольных, где никто не поймет, насколько ты реален, насколько тесно ты переплелся со мной, что я наконец перестаю различать, чья же это кривая улыбка - твоя или моя? чей голос - твой или мой?
Зачем ты живешь?
Зачем? Действительно, зачем? Для того, чтобы стать знаменитым? Тогда мне страшно - потому что я ощущаю, что известность и столь алкаемая мною слава будут у меня уже скоро. И что дальше? Коллекционировать награды? Осваивать новые вершины? Мне скучно, бес..
Зачем ты живешь?
Я не слышу тебя, демон. Не хочу слышать, потому что знаю - ответь я тебе хоть один раз, и твой мрак затянет меня окончательно, станет моей второй обителью, мы поменяемся с тобой местами - это я останусь по ту сторону зеркальной грани, а ты станешь мной.. А может, ты и есть я? Молчи! Я не стану говорить с тобой..

Хорошо, что Джинни уехала. Какие-то у нее там проблемы дома, в Коннектикуте. Дурочка, плакала, когда уезжала - не из-за проблем, а потому что не хотела "бросать меня". Всхлипывала и просила "не делать глупостей". О чем ты, глупышка? Я - железная скала, двужильный человек, ломовая лошадь, что со мной случится? Только скорее бы снова работа, потому что я не могу оставаться с ним наедине. А если не работа.. где вы, мои товарищи по алкоголю, где бля*и, которые смеются настолько мерзко и громко, что подчас заглушают этот леденящий душу голос? Я готов на все..

+2

671

Моя ванная комната. Унитаз с закрытой крышкой. На нем – зеркало, припорошенное белой пылью и безобразно исцарапанное. Чем надо орудовать, чтобы так изуродовать стекло? Лезвием они это делали, что ли..
Я же прозаичен, и в моих руках банкнота, заметить номинал которой я просто не успел – к моменту, когда я ее скручивал, мне уже было не до того..

Я не помню точно, когда это случилось в первый раз, но хорошо помню, КАК. Съемки сериала становились все более интенсивными – теперь нередко площадку я посещал два раза в день. В театре возобновились спектакли, и там я проводил почти каждый свой вечер. Сайондзи буйствовал не на шутку, меняя павильоны как перчатки, то же проделывал с актерами, будучи довольным только мной и не уставая ставить меня в пример. Еще бы – я мог играть даже во сне, без еды и воды. Только дайте мне мои законные полбокала коньяка, сигарету и я снова готов к подвигам. Съемки его драмы тоже проходили каждый день, а нередко и ночь. У меня не было сил на мою обычную ночную жизнь, но не было их и на то, чтобы отказаться от нее. Оргии в компании таких же осоловевших представителей богемы казались мне единственным способом расслабиться и отдохнуть.
Именно тогда я заметил, что коньяк, равно как и прочие спиртные напитки, начал производить на меня удручающее действие – вместо веселья и легкости он приносил мне вялость, апатию и тяжелые мысли. Мне нужно было что-то, способное удержать меня по эту сторону грани, на которой стоял, пошатываясь, потому что по ТУ сторону меня уже ждал с распростертыми объятьями мой демон, готовый окончательно превратить меня в машину для смены масок. Мне требовалась равносильная замена, которую я смогу подсунуть ему вместо меня..
Ему это понравилось.. Ему понравилась Белая Смерть, которую первый раз я вдохнул на очередной вечеринке, под "дружеским" присмотром бывалых кокаинистов. Помню, тогда кто-то из них одобряюще похлопал меня по плечу и сказал, что у меня большое будущее. Или это привиделось мне уже под кокаином?..

Глуп тот, кто называет кокаин Белой Смертью. Это жизнь. Это сила. Это энергия. Это способность достичь той вершины, о которой раньше ты не мог даже мечтать. Я играл как Бог, и заслужил одобрительное прозвище "Луминар-Первый-Дубль". Я запоминал целиком тексты после первого же прочтения. В театре я объяснялся с актерами так терпеливо и так просто, что они стали казаться мне милейшими и умнейшими людьми... Главным было не опаздывать с дозой. Сначала это был один раз в два-три дня, теперь мне кажется, что эффект сильнее, если принимать его ежедневно... Нет, конечно, это еще не привыкание!
У кокаина было еще одно свойство, которое весьма могло бы привлечь многих мужчин – он давал способность заниматься сексом практически без устали, но я быстро потерял к этому интерес – мне не нужны были теперь женщины. Ни одна из них не могла дать мне то, что давал кокаин, ни один оргазм не мог сравниться с волшебством эйфории. Некоторые советовали совмещать, но я ни с кем не желал делиться своими необыкновенными ощущениями – мы были счастливы втроем – я, мой демон и Белая Смерть. Белая Жизнь.

Сколько это уже продолжается? Не имею ни малейшего представления. Дни сейчас проносятся для меня безумной вереницей, оставляя по себе лишь какой-то неясный тусклый след и все ту же пыль, которой притрушены уже многие зеркала..
И сейчас, пока в моей гостиной продолжает надрываться музыка, литься абсент и пока орут десятки глоток, захлебываясь смехом и самолюбованием, я педантично выстраиваю дорожку на зеркале, напевая себе под нос что-то веселое и незатейливое. У меня не дрожат от нетерпения или предвкушения руки, я все еще могу себя контролировать. Могу, например, сейчас взять и высыпать все это в унитаз! Но зачем? Нам нравится. Нам нравится, как белая дрянь проникает в мозг, находя какие-то свои особые пути, как ласково стимулирует она его особые точки и нервные окончания, как похотливой бабой выгибается наш мозг от этих прикосновений, сводя тело лишь на мгновение судорогой, чтобы уже в следующее мгновение открыть мне врата в Рай..
Смерти нет. Есть вечная жизнь. Белая Жизнь.

+3

672

Квартира Хотспорна, Саут-Бэй ====>

Было бы неправильным сказать, что что-то изменилось после моего "чуда исцеления". Во-первых, как сказал доктор, до "полного исчезновения абстинентного синдрома еще что-то около месяца". Сука. Порадовал, называется. Конечно, дал таблетки, дал полезные советы, посоветовал обратиться к психотерапевту. Последнего мне, кстати, Сайондзи подсуетил. Но об этом позже.
И мои стиль поведения, кстати, тоже мало изменился. После трогательного утра в квартире Хотспорна, когда я проснулся рядом с рыжей, а на нас умиленно взирал Винс, едва ли не ручки на груди сложив, я снова начал втягиваться в привычную колею. Конечно, поначалу на съемках и репетициях мне требовалось больше перерывов на отдых, на перекур (да, я снова начал курить - хоть и слабое подобие кокаина, но все же необходимая моему больному мозгу дрянь), теперь мне снова стало знакомым понятие "дубль", потому что не все я мог изобразить с первого раза, но режиссеры терпели, ждали - знали, я приду в норму. Я взорву к чертям этот гребаный Голливуд, потому что, если не для этого рожден, то сдохнуть мне на этом месте.
Ах да, Сайондзи. Про кокаин он, к счастью, так и не пронюхал, но вот идеей моей суицидальной попытки проникся не на шутку. Теперь он, похоже, решил стать мне не только сенсей, но и отцом - мы виделись каждый день, вели задушевные беседы, он отвел меня к своему психоаналитику, которого я теперь прилежно посещаю два раза в неделю, жертвуя съемками все у того же Сабуро. А еще он буквально заставил меня купить дом. Я сказал дом? Это гребаный трехэтажный особняк, который настолько огромен, что я слабо представляю, что буду делать там один. Ах да, со мной будет Мачо. И пара прислуги, которую тоже выхлопотал Сайондзи - дворецкий с именем, которое я никак не могу запомнить ("но он стопроцентный англичанин" - поспешил подчеркнуть Сабуро, а мне вспомнился Хотспорн, и я подумал, что, может, дворецкий - это не так уж и плохо..) и горничная Миранда, высокая, как жердь и смешная в своем желании угодить. Этот дом, да что там - ДВОРЕЦ, мы посещаем с Сайондзи едва ли не каждый день, наблюдая за отделочными работами. Он очень доволен холлом, визжит, что уже видит, какие превосходные вечеринки можно будет устраивать в этом "золотом зале", а мне кажется, что стены отвратительно пусты.. Здесь нужны полотна. Кичливые, дерзкие, пафосные и насмешливые картины. Когда я поделился своими соображениями с "сенсеем", он одобрительно похлопал меня по плечу и сообщил, что "со мной еще не все потеряно". На третьем этаже он планирует гостевую комнату, и не обращает ни малейшего внимания на мои возражения, что единственные гости, способные ночевать в моем доме - это женщины, а они наверняка предпочтут мою спальню..
Ну да, о женщинах. Рыжая, рыжая, рыжая.. Черт, я ведь даже не знаю, как сформулировать то, что теперь между нами. Мы снова вместе? Да как сказать.. С того утра мы еще ни разу не виделись, но я звонил, да. Хотя бы раз в пару дней урывал пять-десять минут в своем сумашедшем графике для того, чтобы сказать ей привет и улыбнуться в трубку. Я же знаю - она видит, чувствует эту улыбку. Обещаю ей увидеться, но пока совсем не получается.. Но я все равно обещаю - потому что когда-нибудь ведь да получится. Нам много надо сказать друг другу. Ну или, в крайнем случае, много промолчать друг другу.
А пока я с уставшей улыбкой вытряхиваюсь из гребаного лимузина, в котором и ворошил воспоминания последних дней и вваливаюсь в свое бунгало. Меня там ждет только Мачо, а я понимаю, что мне чего-то не хватает.. Чего-то, о чем я еще даже не подозреваю.

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » МегаполисЪ » Архив жилых помещений » Набережная, бунгало Анри