Добро пожаловать! Подробнее о ролевой вы можете узнать в темах, ссылки на которые даны ниже. С любыми вопросами обращайтесь к администрации. Приятного пребывания на форуме!

Игровые вводные:


Место действия: Лос-Анджелес
Время: официальное время игры - московское.
Рейтинг ролевой - NC-21


Новым участникам необходимо посетить следующие темы:

Вводная информация по игре МегаполисЪ

Общие правила ролевой игры
Обязательная анкета

Администрация
Tristan
Луминар

Погода в Лос-Анджелесе:

Прогноз погоды в Лосе Анжелесе

МегаполисЪ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МегаполисЪ » Улицы города » Улицы Лос-Анджелеса


Улицы Лос-Анджелеса

Сообщений 421 страница 442 из 442

421

Как ни странно, "ТАМ" тоже никого не оказалось. Пару минут мы с блондинкой просто тупо втыкали в реально пустой бетонный угол, а я ломал голову над тем, как бы так корректно сообщить ей о том, что тут действительно никого нет, и что у нее, скорее всего, галлюцинации. Потом я внимательно всмотрелся в ее лицо, но в темноте определить, от чего расширены ее зрачки и нормально ли они блестят, почти невозможно, а потому узнать, под наркотой ли она, или просто чокнутая, у меня тоже не получилось. Потом я вдруг с удивлением обнаружил, что вместо угла теперь перед мной стоит "принцесса Дженнет", и, кажется, что-то говорит, а я не слушаю... Ну да, настраиваюсь на волну общения...
- ... Ты так быстро приехал, Дэмиано, ты заслуживаешь маленькое поощрение.. - Не уверен, что эти слова адресовались конкретно мне, а потому я все еще стоял и непонимающе смотрел на нее. Ждал традицонного "свободен". Или мне, как представителю расы прислуги, спать не нужно? - Ты недоволен чем-то? - Не то слово. Наверное, я все еще слишком сонный, и потому обычная маска равнодушия дырявой получается, нет-нет да злость и отвращение проскакивают. И, наверное, слишком сонный, потому что не заметил перемены в ее поведении. Удивленный и оторопевший, не успел среагировать, а она уже держала в руках мой "браунинг" и находилась на дистанции, совершенно неприличной для отношений "шеф-подчиненный". - Ты считаешь, что я зря вызвала тебя? Хочешь наказать меня за это? - Кажется, до меня медленно, но верно доходит, к чему она клонит. Правда, тут есть две версии - либо она действительно нимфоманка или просто хочет потрахаться, либо.. либо она больна на голову, что я тоже не исключаю. Достаточно взгляда на то, как она с моей пушкой возится - сначала дуло погладила полюбовно, потом же, на слове "наказать", к подбородку своему его приставила... Мне бы сейчас выдрать оружие опасное из ее рук да уйти отсюда, и жалобу в агенство накатать на домогательства, но я.. чехлю. А еще боюсь, что рука ее дрогнет и она выстрелит - браунинг снят с предохранителя.
Слишком долго думал - блондинка хаотична и непредсказуема, и обьясняется это, наверное, все тем же неврозом. Мой несчастный браунинг теперь был направлен против меня - кажется, ей приносит удовольствие приставлять оружие к человеческой коже, будь она ее или чья-то другая. Мозг все еще тормозит и не рассылает сигнал "я в дерьме", а мне остается только ждать удобного момента - все еще не хочу, чтобы раздался выстрел.
- Поцелуй меня, - говорит она, приставив пистолет к моему виску. - Ну же... - а вторая рука расстегивает ремень моих брюк. Моя челюсть радостно отправляется в полет, так же как и остатки мозга - он выбит и беспощадно раздавлен, а я шокирован. Это действительно не служба эскорта, мисс, или вы что-то перепутали?.. - Чего стоишь, как истукан? - кажется, я слышу в ее голосе злобу, - хочешь, чтобы я пристрелила тебя, а потом списала это на самозащиту? Мне поверят... Ну же, солдат, не бойся.. или я тебе не нравлюсь? Или хочешь, чтоб мы поехали на пляж?.. - Кажется, до меня только теперь дошло. Она видела ту запись. Видела те фото. И, кажется, наняла меня, чтобы воплотить в жизнь эротическую фантазию.. секс с прислугой, охранником, гы. Только "гы" невеселое какое-то получается - осознав все это, я назад, как от змеи, от нее отшатнулся, и дальше действую больше на автопилоте, чем думаю. Кисть ее быстро и крепко сжал, в небо дуло направив, пушку отобрал, и.. смех ее громкий, презрительный слушал, против своей воли. - Эх, солдат... Только не говори, что это любовь... Зря отказываешься - второй раз я предлагать не буду, - это я уже слышал, торопливо спускаясь по лестнице. Даже спать перехотелось...

======> Квартира Джонни

+2

422

http://i294.photobucket.com/albums/mm117/My_own_fortune/Peyton/New_clouth/2009_1_25_23_1_38.jpg
Квартира Пэйтон Луминар===>
Зачем мне в банк? Ну, собственно, деньги кончились, как и должно делать хорошее по закону какой-то гребаной подлости. И нет, знаете, обидно не то, что до зарплаты еще жить и жить, обидно, что в магазинах вот тот пластиковый прямоугольник, которым пытался обеспечить меня муж, не принимают, а налички с каждым днем становится все меньше и меньше. Конечно, под матрацем есть небольшой белый (чистый, правда) носок, в котором хранятся кое-какие сбережения на черный день (ну а как вы думали, надо ведь заботится о том, чтобы обеспечить малыша, я уже три месяца откладываю деньги), но его трогать не хочется. Ну а вдруг, там просто какие-то проблемы с карточкой, ну там царапина на считываемом покрытии, или что-то еще, я ведь не могла все потратить? Я не могла потратить все на квартиру, еду, кое-какую необходимую одежду и пинетки... Нет, это точно не пинетки виноваты в том, что карточку не принимают, зато как приятно (да, я знаю, что нельзя покупать для малыша что-то до его рождения, но я не удержалась) улечься на диван и, нацепив эти крошечные вязанные штучки на указательный и средний пальцы, прохаживаться ими по своему животу, представляя, что это делает ой малыш. Он растет, медленно, но по расписанию, скоро стану совсем круглой и не смогу носить такие вот платья, но это все мелочи по сравнению с тем счастьем, что творится в моем животе...
Но я не успела установить, что же все-таки случилось с моей карточкой, до меня еще даже не дошла очередь, я увидела кого-то знакомого где-то на другом конце зала, поэтому отвлеклась на поиски заинтересовавшего меня лица, и не увидела людей в масках, что забежали в банк. Собственно, я даже успела пройти немного в нужную мне сторону и узнать старого знакомого - приятная встреча, правда - Винсента, а потом все стало так быстро и непонятно, все закружилось и завертелось вокруг - наверное, просто голова пошла кругом, что я даже не помню, успела ли я поздороваться с лейтенантиком, до того, как ЭТИ закричали: "Все на пол - это ограбление!".

+3

423

Квартира Хотспорна ===========>
http://i193.photobucket.com/albums/z229/Pono4ka/Hotsporn/2008_10_24_14_29_43.jpg

Не случись с миром такая странная и непредсказуемая вещь, как кризис, хрен бы я обьявился средь бела дня в банке с просьбой перевести мои деньги в другое место.. Во-первых, лениво. Во-вторых, я ненавижу комисионные!.. Но что поделать, не перевозить же наличку ящиками в место более безопасное, чем казна одного из самых известных банков Штатов... Ну и в-третьих, опять же - ужжасно лениво.
Правда, моего агента стоит поблагодарить за то сделала она все действительно быстро и качественно. Правда, я предупредил, что все сам пересчитаю, и если что-то будет не так- кишки выпущу... Очаровательная мадмуазель восприняла это как изящную мужскую шутку, и стала работать быстрей - наверное, иногда стоит подкармливать бюрократов юмором, а не только свинцом.
Я уже думал ноги отсюда делать - у меня сегодня полно занятий, в том числе диссертация, которую я никак не могу написать, и вот - что-то светлое и яркое двинулось мне навстречу, лепеча то "Винс", то "лейтенантик".. Ну конечно же! Это крошка Пэйти - непонятно только, что она с таким пузом(или это просто платье?) в банке делает... Только не говорите мне, что этот паршивец Луминар заставляет телку все дела домашние и финансовые вести - неужели мне еще разок придется вправить ему челюсть?
Вобщем, мои размышления прервали, бесцеремонно и довольно нахально. Нет, для меня это не было "закрутилось-завертелось", я, человек к боевым действиям готовый всегда, довольно спокойно наблюдал за тем, как пятеро ребят в черных масках заваливались в банк с пулеметами наперевес, орали классическое "всем на пол, это ограбление!"
Бл*ть. Ну и сходил за денюжками... Теперь хватаю рыжую за руку и утаскиваю к ближайшей удобной позиции - за одним из столов для приема клиентов. Там же еще несколько человек едва ли не без чувств упали. Сам Рыжую посрединке оставил, а сел на пол возле края стола - чтоб из-за него удобно за происходящим наблюдать.
Итак, что мы имеем?.. Пять крепких мужиков в черном, вооружены до зубов, на мордах - маски, сейчас четверо обход совершают и проверяют заложников, охранников вяжут, камеры баллончиками запыляют(аматоры, без хакера работают!) а один, видимо, главарь, вещает о том, что если все будут вести себя аккуратно, то все всем обойдется, и вообще, все мы разойдемся едва ли не друзьями, только дайте им денежки утащить..
Так я и поверил вам, хлопцы. Вы либо идиоты, либо парочку людей  с собой таки прихватите. В качестве залога того, что ник-то на вас ствол не поднимет. Убьете их и где-то на обочине выбросите, суки.. Во всяком случае, я бы так сделал. Только сейчас мне мысль об этом почему-то совсем не импонирует.
- Пэйти, ты только не бойся, ладно? - улыбаюсь я как-то слабо своей подруге, а верхняя губа предательски подрагивает. Понимаешь, дорогая жена друга, мне в голову один план стукнул - и, кажется, я его выполнять собираюсь прямо сейчас.. Жаль, оружие дома оставил. Ну да ничего, обойдемся. - Ты же хочешь живой из этой передярги выбраться, ага? - Смотри, Рыжая, это лотерея. Скажешь, что сдохнуть хочешь - пересижу как последний гнусный трус. Скажешь, что пожить еще хочешь - будет небольшое шоу.. Ловкость рук, и никакого мошенничества.

+4

424

Было очень страшно… Страшно, когда ты схватил меня за руку и потащил куда-то. Нет, я не тебя боюсь, а того, что заставляет тебя так делать. Ты ведь неспроста? Да? И вот это, вот вокруг происходящее не еще один большой розыгрыш, как и черный конверт, который на днях меня навестил? Мы правда не можем улыбнуться этим кретинам в масках (как такое можно было нацепить себе на лицо? Точно кретины) и, уверив, что ничего никому не расскажем, пойти попить чай в соседний кафетерий? Там, за углом продают такие вкусные глазированные пончики… Слушай, а они ничего не сделают за то, что мой живот урчит – кушать просит?
- Я не боюсь. – Внимательно смотрю тебе в глаза и пытаюсь врать, нужно быть сильной, да? Нужно прекратить волноваться и боятся ради маленького Луминарчика, ведь все будет хорошо, так? Пока ты, Винс, рядом, все хорошо, а потому можно врать, что мне не страшно. – Совсем не боюсь. Да, очень хочу. – Теперь не вру, потому что мы оба хотим; ему ведь еще совсем рано не хотеть живим выбираться из передряг, и мне еще хочется увидеть его. Потому как не вру, но все равно боюсь, киваю тебе усердно головой – а вдруг это что-то изменит? – Ты знаешь что надо делать?  - Глупый вопрос не вовремя, но, наверное, нужно знать, что хоть кто-то знает, что надо делать – это может успокоить?
Все равно было страшно маленьким комочком, обхватившим себя за колени, забившись в угол стола, смотреть на тебя, лейтенантик, и понимать, что там творится. Страшно и нереально, словно все происходит не со мной. Это не я вижу, чуть выглянув из-под стола, как один из ублюдков, решивших по быстрому наживиться шальными деньгами, хватает за волосы одну из секретарш, которая хотела, но не успела нажать на «красную кнопку» под столом. Не вижу, как он кидает ее на пол, слава богу, далеко от меня, и шепчет ей на ухо, таким омерзительным голосом, пробирающем до мозга костей: «Ну что ж ты делаешь, сучка? Мы ж по хорошему хотим, деньги возьмем, и уйдем…Никто не пострадает, если перестанете брыкаться…» Говорит спокойно так, словно это самое обыкновенное для него занятие, уверенно, а от того страшно. Говорит, и прижимает ее лицо к полу, что кажется, еще немного и ее нос хрустнет, но нет, он отпускает и разрешает уползти женщине в такой же угол, в котором сижу я. Я всего этого не вижу, не слышу, меня здесь нет. Я лежу под одеялом с мужем, обнимаю его, прижимаюсь к нему и целую его спину, а он сейчас повернется и погладит мои волосы, и я буду счастливая-счастливая… А вот это все происходит не со мной…Нет…
Я не чувствую запаха пота своего соседа по столу – мужчины, лет эдак за сорок. Я сейчас даже не могу определить, импонирует ли мне его внешность, меня просто тошнит от запаха его пота – он боится, точно так же как и я, ему страшно и он потеет. Пот не может сразу, после того, как начнет выделятся, пахнуть? Но я чувствую запах, и мне дурно.
Винс, мне только чудится этот запах, или ты тоже его чувствуешь? Нужно терпеть его и забиться под стол по-сильнее?
То был их главарь? Ну тот, который так не хорошо с женщиной? Как ты думаешь, он говорил правду? Он нас отпустит? А вдруг он попросит отдать ему еще и все драгоценности, которые есть у заложников (от одной мысли, что я тоже заложница, а не смотрю просто по телевизору новости становится еще страшнее)? У меня ничего с собой такого нет, только кольцо обручальное, которое сейчас тереблю, чтобы успокоится. Они захотят забрать и его?

+3

425

Не боишься? Смотрю на тебя так же внимательно, как и ты на меня, и думаю - врешь. Боишься ведь, есть тебе чего терять. А эти ребята на твой беленький сарафанчик и пузико, так трогательно под ним едва видное, не посмотрят, не пожалеют.. Впрочем, как раз посмотрят и используют это в своих целях. А я не хочу. Мало я, что ли, нервов на вас, идиотов, угрохал? Сводил вас, разводил - вы же не мосты, вы люди, совесть иметь должны...
Ну да, ну да, опять я в разбирательства в ваших сложных с Анри отношениях. Я тут вроде бы как не для этого.. Точно не для этого, потому что мои глаза уже впиваются в картину за нашими спинами, за столом... Тот самый, который рассказывал о том, что все нормально будет, если мы просто позволим им деньги забрать. Хахаха. А мне, кажется, действовать пора.
- Мужик, ты жить хочешь? - спрашивал я того самого явно очень трусливого жиртреса рядом, а он, сука, только кивал мелко, как овца какая. - Ну, раз хочешь, я тебе помогу..  А ты терпи, - это я произнес, прежде чем непосредственно ему "помочь" - крепко заехать по лицу, так, чтоб из носа толстой внушительной струйкой кровь потекла.. Ай красота. Мужик тут же вскрикнул, переполошив террористов, а я руку поднял и заорал: - Человеку плохо! Кто-нибудь, сюда, человеку плохо...
Можно было бы попросить его, чтоб он притворился потерявшим сознание - вряд ли бы он вообще меня понял, да и так он выглядит гооораздо более убедительно. Можно было бы попросить об этом Пэйтон, но вот я не собираюсь ее риску подвергать, кто знает, что они с обезьянкой недобитой сделать могут... Так вот, уже через несколько секунд к нам один из представителей "маски-шоу" подбирался, нет, он уже над нами нависал, прожигая водяными глазищами из дыры в его маске, и осматривал "жертву".
- Что  с ним? - послышался угрюмый, хоть, впрочем, и равнодушный голос захватчика. Мне оставалось только плечами пожимать, мол, не знаю, сидел себе - потом бац, на пол упал, застонал, кровь из носа полилась.. И тут мужик сделал то, что мне надо - самовольно скрылся от своих товарищей, нагнувшись к пострадавшему. Не то чтоб он мог ему как-то помочь.. Но узнать, что с трупом.. пардон, что с мужиком не так, он был обязан.
А мне только этого и надо было. Стоило ему нагнуться, как я тут же точно таким же метким ударом костяшками пальцев в ухо ему заехал, заставив безвольной тряпицей прямо рядом с Пэйтон оседать. Не смотри, малышка, все нормально будет. Только вот мне поспешить надо... Во-первых, оружие его себе присвоить - это быстро, во-вторых, прикладом по затылку его огреть, чтоб сознание потерял, и, в-третьих, маску на себя переодеть - чтоб другие люди в банке мою морду со шрамом не запомнили.. А пока я это все делал, за моей спиной уже еще один голос послышался обеспокоенный.
- Лысый, все в порядке? - это уже братец-террорист спрашивал, как там тот самый, которому плохо.. Я, может, и солдат, но не актер. А потому пришлось соображать не умом, а руками, и к тому моменту, пока второй черномазый к нам подобрался, предусмотрительно на прицеле стол удерживая, мне пришлось ответить ему дружественной и почти признательной пулеметной очередью из-за угла этого крайне приятного предмета мебели.. Ну и, естественно, поспешить дисклокацию сменить - почти что тенью из-за стола выпрыгнуть со стороны, далекой от прохода, под стеной, и за другим скрыться - не хочу под обстрел Рыжую подставлять...
А там меня уже, кажется, ждали.

+3

426

А потом было много крови… Нет, много крови я пока еще не видела, она будет впереди – не хочу на нее смотреть, а потому буду забиваться дальше, если только так можно, под стол. Было не очень много, хотя и прилично, крови, которая так и хлестала из носа потного мужчины. Он явно был моим антиподом, потому что я не могла переносить не только запах его пота, но и запах его крови – какая-то слишком соленая, смешивающаяся с потом над верхней губой. Кровь, пот… токсикоз, который все еще окончательно не хотел покидать меня. Говорят, когда ждешь девочек, не так сложно, мальчиков же организм «категорически отвергает». Малыш, как ты не вовремя, ты и рождаться так соберешься? Прости, солнышко, но я больше не могу сейчас о тебе думать, нужно снова пережить приступ страха, потому что дядя Винсент творит невиданное: мало того, что он ударил «потеющего», так еще и с бандитом, который решил заглянуть к нам под стол, тоже самое делает. А потом маску у него забирает – и больше нет доброго дяди Винсента, есть мертвый (мертвый?) бандит у меня в ногах, и еще один, который вскакивает. И вот теперь уже много крови…
Кстати, тошнота так и не прошла, наверное, ее усиливали страх и переживание, поэтому «мертвому налетчику», собственно, как и моему толстому соседу, не очень повезло. Зато я себя не выпачкала, и Винс не видел мой позор, да и вообще можно вытереть свой рот свитером налетчика – он все равно спит. А вот у того мужика все еще идет кровь носом, и мне так противно, что я просто не могу больше бездействовать, да и надо заглаживать вину за баловство малыша… У того, ну этого, выпачканного (надеюсь он не проснется) под черным свитером (зачем ему в такую жару свитер?) майка, ее вполне можно порвать – даже у меня сил хватит, да и даже не хватит, майки будет побольше, чем промокшего насквозь платка (с цветочками…). Но как эту майку снять? Чуть дальше, на следующей плитке кафеля валялись ножницы – наверное, упали со стола, под которым я сижу в обществе двух полутрупов. О том, что это ненормально, я подумаю потом, а сейчас нужно ногой дотянутся и поддеть ножницы – дались мне эти «раненные»? Ну же, еще чуть-чуть, главное, чтобы меня за ногу никто не цапнул. Цапнул, слава богу это был мой «раненный», но, не смотря на еще больший испуг, я все же дотянулась до ножниц. Теперь второй этап… Надо не дрожать, и попытаться заставить сделать тоже самое пальцы, чтобы не разбудить налетчика… Тихонько поддеть ножницами его свитер и разрезать, аккуратно, по шву… А потом та же участь постигнет и майки, которая будет тут же вручена истекающему кровью. Этот мужик сначала выпрет пот со лба и только потом простонет мне, что у него частичная гемофилия. Я мало представляю, что это значит, но мне бы мало понравилось, если бы это же было у моего малыша… Кстати, почему бы не назвать его в честь дяди Винса? Винсент Анри Луминар… Прости, Хотспорн, не звучит. Кстати, как ты там?

+4

427

...А там меня уже, кажется, ждали. То есть, когда я оказался у второго стола, меня радужно встретило дуло, которое безмятежно так пялилось прямо в центр моей груди. Мне оставалось только тоже ему улыбнуться счастливо, мол, до встречи в Счастливых Садах, друг.. Но третий кузнечик, который так умнО меня подстерег, не смог побороть такого чудного и полезного для меня качества, как любопытство - ему зачем-то понадобилось посмотреть, что же скрывается под маской. Это дало мне секунду промедления перед тем, как из меня приготовят шашлык, а ему - уникальную возможность быть персональной подушкой старины Хотспорна...
Ах да, о подушках. Пулемет, который оплотом незыблемой неуязвимости противника впивался в мою грудь целых несколько секунд, был почти мгновенно направлен моей рукой вверх, что не помешало ему, впрочем, произвести очередь и привлечь к себе внимание остальных недругов, а мне, о Боги, пришлось поступить низко и паскудно.. Хаха. То есть, скрыться за спиной террориста и, удерживая его за шею, перехватывать свое оружие поудобней и чувствовать, как в тело несчастного впиваются очереди его же недругов. Бедняга. Ну ничего, одним трупом меньше.. В смысле, этого хоть не я прикончил. За то у меня еще два осталось - одного я подстрелил, пока трупом прикрывался, а второй, увидев, как он быстро остался в одиночестве, попытался сбежать и получил предательскую пулю в спину. Не люблю бить в спину, а что делать? Ведь убежит, портрет составит, найдет, выследит, отомстит.. Нафиг надо? Теперь отбрасываю бесполезное тело в сторону и бегу к Рыжей - как там она?
- Поднимайся, - говорю я быстро, все еще не снимая маски и не выбрасывая пулемет - отпечатки на нем, отпечатки-то мои.. Помогаю ей подняться, за руку схватив, вежливо закрываю ей глаза да уши, прижимая к своей груди, и(прости, товарищ по ремеслу) добиваю того мужика, который без сознания валялся - он видел мое лицо, а это недопустимо. - Пойдем. - Кажется, на моей совести.. раз, два.. До*уя трупов короче. - Вызовите скорую! - бросаю я секретарше перед тем, как Пэйтон к выходу потянуть - ну же, быстрей, а не то мне полная *уямба и абзац наступит, а я этого не хочу...

+4

428

Я никогда не слышала автоматный выстрелов, тем более так близко, тем более, так часто. Такое ощущение, что меня, вместе со всем вот этим, и даже с потным кровеистекующим мужиком, запихали в мясорубку, ну или миксер и даааавай перемешивать, перемешивать, перемешивать, что аж как-то дурно стало. Вот это все, неужели все это делает Хотспорн, мой старый и добрый Хотспорн, который приютил меня когда-то, который стоял рядом с мужем у нашего импровизированного алтаря, весь такой красивый и не убийца, который преподает в институте - вот это вот все сделал он. Всего этого я не вижу, я пока под столом, но скоро, когда меня Винсент поднимет, я увижу, что в высоком потолке, сделанном полусферой, несколько дырочек и ободрана штукатурка, что по стенам видны капли крови – больше ничего все же не успела рассмотреть, потому что мои глаза накрыли теплые большие ладони, словно подстегивая мои веки сомкнуться следом, что они и сделали.
Я тяжелая, Винс? Прости, пожалуйста, на с малышом мы порядком потолстели, да и пулемет твой не мало весит, так? Он совсем не твой? Я потом об этом узнаю, а сейчас я вообще ничего не понимаю, у меня голова кружится, точнее, кружилась, аи сейчас я прибываю в каком-то странном месте, в котором, к счастью, совсем нет крови…
Пора ехать домой? Теперь уже можно? Только маску не забудь снять, Винс, хорошо? Водители не поймут…  Представляешь, ты такой в  маске и с пулеметом за рулем? Жаль, что я не увижу этого, потому что так, чисто по-девичьи, от перенапряжения, или по-женски, из-за требования малыша, отключилась…
===> Квартира Пэйтон Луминар

+4

429

Квартира Корсо =======>

Ох и поработал же Мор на славу. Сегодня утром я  о результатах его трудов узнал из газет, которые по старой доброй традиции притащила одна из визажисток. Статью зачитывали на перекуре в полный голос, при чем добрая половина женского контингента свиты принцессы Дженнет при этом поглядывала на меня нехорошо, а я усиленно делал вид, что никогда не доставал свой нож на их глазах.. Впрочем, у меня есть алиби - в эту ночь мымра снова вызывала меня для того, чтоб проверить, что было на балконе. А еще я был с Джонни, и свидетелями могут стать.. наши соседи. Так что все эти подозрения - они беспочвенны, хоть и льстят мне...
А потом произошло кое-что почти такое же курьезное, как и чудесная заметка в газете. Бабье царство меня окончательно задрало, и я решил, привычным жестом сунув руки в карманы, удалиться восвояси.. Но не тут-то было. И в левом, и в правом кармане меня встретили тела инородные, которые я тут же поспешил извлечь. Жаль, извлек я их прямо на глазах у всей студии. Один предмет был изящными кружевными стрингами бледно-голубого цвета и явно мне не знаком, второй же - милейшие красные боксерки с похабными надписями... Так-так, где-то я это уже видел. Тотчас же в голове всплыло воспоминание о том, что принцесса Картер сегодня утром просила меня помочь с переноской клумбы садовнику, и я снимал для этого пиджак. Пиджак целых пару минут был без моего присмотра, и, кажется, вот это голубенькое - плод моей халатности..
Первое, что я услышал, было странное, но довольно шумное хихиканье. Только потом я сообразил, что застыл с парой труселей в руках и рассматриваю их с таким видом, словно это не нижнее белье, а карта, которая укажет мне путь к святому Граалю. Первое действие - запихнуть трусы обратно(и те, и другие) и делать вид, что ничего не произошло - было отвергнуто мною как трусливое и недостойное настоящего кабальеро. Потому я гордо прошествовал к урне и ажурный кусочек ткани туда выбросил, после чего боксерки спрятал в карман пиджака почти полюбовно, внимательно рассмотрев напоследок надпись и даже зачитав ее вслух. Впрочем, мою репутацию это, кажется, добить не могло, потому как она уже была беспощадно убита, а мисс Дженет, которой немыслимым образом доложили о моей находке, остаток дня сверкала на меня злобно глазами и даже отпустила раньше. "Выгнала" типа, ага... А я, как и положено мне было, испугался, и к Джонни двинул - я очень беспокоюсь, что она, узнав о кончине Роттмана, воспримет все это очень неправильно....

=====> Квартира Корсо

+4

430

Квартира Корсо ====>

Нашим новым менеджером оказался довольно молодой (едва ли на пару лет старше Корсо) худощавый мужчина, смешно заикающийся и кажущийся страшно неуверенным в себе. Впрочем, это было только видимостью, потому что говорил он уверенно, веско и по два раза не повторял. По его словам, нас ожидали серьезные, перемены, потому что руководство компании "крайне недовольно действиями мистера Роттмана, хоть о усопших и не принято говорить плохо". С одной стороны мы получали более жесткий контроль за нашими действиями со стороны менеджера, но с другой - ряд очевидных преимуществ, недоступных нам раньше. Контракт, как пообещал нам Голденблатт (черт побери, они тут одних евреев держат, что ли?), будет пересмотрен, наши гонорары увеличены, к тому же мы будем получать доли от выручек за концерты и продажу наших альбомов, тогда как раньше все это шло в карман Роттману.
Когда все первостепенные детали были обсуждены, менеджер обратился к нам с вопросом, собираемся ли мы посетить похороны мистера Роттмана, которые состоятся завтра. Стэн покосился на меня, пожимая плечами и словно спрашивая мое мнение на этот счет.
- Разве что, если мне разрешат поссать на его могилу. - Злобно буркнула я, глядя на нового продюсера исподлобья - я все еще не определилась, нравится ли мне он.
Голденблатт хмыкнул, но промолчал - очевидно, о моем "ангельском" характере он уже был предупрежден.
- Что же, тогда я не смею больше вас задерживать.
Парни начали прощаться с ним, заверяя, что рады знакомству, Стэн даже пытался выразить сожаление по поводу "кончина мистера Роттмана", хотя я доподлинно знала - даже ему не жаль эту мерзкую гниду. Я же продложала сидеть, вертя в пальцах неподожженную сигарету и ожидая, пока наконец все выйдут.
Когда мы остались вдвоем, Голденблатт протянул мне зажигалку и ободряюще улыбнулся:
- Курите, Джоан. Вы хотели о чем-то со мной поговорить?
- Джонни.
- Хмуро поправила его я, подкуривая и пытаясь собрать мысли в голове воедино. Мне предстоял нелегкий разговор. - Да, мистер Голденблатт, у меня есть к вам просьба, и она может показаться вам странной..
- Джереми.
- В свою очередь поправил он меня. - Вы можете называть меня просто Джереми, и - прошу вас, продолжайте.
Я недоверчиво зыркнула на него, но все-таки выложила все то, ради чего затевался этот разговор. Я хочу, чтобы мне вернули моего телохранителя. Я все еще не чувствую себя в безопасности, а он - единственный человек, которому я по-настоящему доверяю, и..
- Джонни. - Мягко прервал меня Джереми, качая головой и обрезая кончик сигары. - Давайте говорить начистоту. Ни для кого не осталось секретом те отношения, которые связывали вас с вашим бодигардом. Это единственная причина, по которой вы хотите, чтобы он снова был при вас?
Если ты мужчина, и тебе нечего возразить, ты всегда можешь дать в морду. Если же ты женщина... Остается только разрыдаться. Что я и сделала, выяснив таким образом, что женские слезы были именно тем, чего непрошибаемый с виду Джереми Голденблатт боялся почти панически. Он выслушивал мое лепетание о том, что никто мне не верит, что пресса очерняет наши имена, что мне действительно нужна защита, и справится с этим может только один человек.. Закончила я тем, что Джереми просто обязан сделать все для того, чтобы Корсо вернули на прежнюю работу.
- Джонни, но вы же понимаете - мы не сможем платить ему снова полторы тысячи в день.. - Увидев, как предательски задрожал мой подбородок и заблестели глаза, он поспешно исправился. - Но тысяча в день будет, думаю, достаточно приемлемой ценой.
Здание рекординговой компании я покидала со щитом..

=====> Квартира Корсо

+4

431

Ублюдок, мразь, гребаный сопляк… Я старше человека, которого держу на прицеле на каких-то пять лет, но вы не можете себе представить, как омерзительно видеть с каким снисхождением он разговаривает (если опускается до такого) с такими, как я. Щенок… При других обстоятельствах такая разница в возрасте даже не бросилась бы в глаза: мы бы могли вместе пить пиво, смотреть матчи NBA и обсуждать баб, но как можно в таких условиях, каких нахожусь я, сосуществовать с этим существом, не презирая его? Тварь, такая же сволочь, как и его отец, проститутка, каждый день продающаяся и стелящаяся под торговых партнеров, сутенер, заставляющий делать то же самое и мелких рабочих. Мразь…
В своем белом плаще выходит из лимузина и сейчас зайдет в здание отеля, в котором находится ежевоскресный траходром. У этого подонка красавица жена и трое детей, а он ходит каждое воскресенье, которое мог бы провести с семьей, сюда, в забронированный номер к девочкам. Полчаса назад появились и они: две пышногрудые смазливые блондинки, на которых так и пялился сопляк-швейцар. Хотя, в чем-то я его и понимаю…
Но сейчас дело не в этом. Сейчас главное, чтобы не подвели руки. Стрелять из карабина все же немного иначе, чем из снайперской винтовки. О да, эта штука стоила очень дорого, но у меня было два года, чтобы в мельчайших деталях разработать план и подготовится к нему. Такое оружие тяжело достать, а еще тяжелее достать футляр в виде скрипки под мою временную боевую подругу (банально, я знаю, но не отличаюсь богатой фантазией), но нашлись люди... А вот с угоном тонированного Мерседеса все того же ублюдка пришлось повозится. Хотя, он не редко, когда мы нечаянно встречались на парковке (моя остановка с ее стороны и через стоянку можно срезать угол), принимал меня за обязанного парковать его транспорт. Мерс был угнан вчера, но его пропажу заметят только через три дня – «босс» оставляет Мерс в субботу на парковке, уезжает домой на Хамере жены, а следующие три дня принадлежат другим «ласточкам». Сейчас мне кажется очень разумным такое стечение обстоятельств, так как на меня точно не подумают, а машина понадобится при быстром отступлении. Я оставлю ее на ближайшей парковке, ее заберут эвакуатором, так как я не заплачу за стоянку, а это может замечательно спутать следы. Я занялся устранением улик еще дома: доска, на которой висели мамины вырезки, и дополненные мной, а так же планы всего сейчас происходящего и фотографии будущей жертвы (словно, я не знаю, как выглядит брат) – все это уничтожил огонь в мусорном баке… Для винтовки у меня тоже есть отдельный план. Главное сейчас, через долю секунды решится нажать на курок и успеть убрать свою задницу из этого чертового здания.
Все так замечательно подвернулось. Два года назад я случайно познакомился с Элен… Не знаю, что она во мне нашла или что я в ней нашел, но нас тянуло друг к другу. Нет, через некоторое время это чувство, во всяком случае у меня, исчезло – наверное,  к моменту нашей встречи у меня слишком долго не было женщины, просто я не мог разорвать наши с ней отношения из-за ее квартиры. Она тоже не слишком велика, но находится в очень удобном месте: однажды, два года назад, в воскресенье, мы сидели с ней на этом самом подоконнике, на который сейчас оперт мой локоть, и я увидел замечательную картину… Тогда у меня и сложился в голове этот план. Сегодня же он должен свершиться. Я буду Господним Мечем Возмездия (хотя я – атеист, но мать, хоть и еврейка, не является иудейкой), я чувствую, что должен сделать это, должна наступить справедливость. Кто-то должен заплатить за страдание матери, и пусть  это будет не обидчик, думаю, МакКартеру-старшему смерть его наследника причинить неимоверную боль. Это – моя цель.

+3

432

Дождь… В мой план не входил дождь, но я не могу  откладывать. Я, возможно, рехнулся, но сейчас, гладя на гниду через оптический прицел, в моей голове возникали картины того, как он будет лежать на асфальте с продырявленной головой или грудью (надеюсь попасть все же в первое – надежнее) и его кровь будет пачкать его белый плащ и смешиваться с дождем и грязью – что может быть унизительней или приятней? Еще секунда… Еще секунда, и все моя жизнь покатится к черту, все жизнь перевернется с ног на голову и понесется под откос. Слава богу сейчас здесь не людно, слава богу мое приоткрытое окно практически не видно снизу – его закрывает козырек магазина внизу, но отсюда открывается замечательный вид на цель… Еще секунда. Холодный, пусть и мартовский, сквозняк пробирает до дрожи. Возможно, я простужусь, так как нахожусь в необычном для меня возбуждении – я даже чувствую капли пота у меня на лбу. Но я не могу оторваться от прицела, чтобы вытереть их. Еще секунда…
Еще секунда, и раздастся едва слышный выстрел, я почувствую отдачу моего оружия и потому отвлекусь от прицела на целое нескончаемое мгновение – то есть потеряю свою жертву из виду. Ошибка – непростительна, я имею право только на один выстрел – правильный, четкий, победоносный. Мгновение… Но оно оказалось намного большим, чем я мог подумать – я успеваю вернуть себе обзор происходящего и мне кажется, что я могу проследить за тем, как моя пуля рассекает воздух – у меня все же галлюцинации – приближаясь к цели. Мне кажется, я вижу, как пуля пробивает кость и вонзается в мягкую плоть. Затылок – замечательное, словно специально предназначенное для пулевого отверстия, место – начало сквозного туннеля через весь мозг ко лбу… Словно в голове раненного решили построить метро, но станция оказалась не такой уж востребованной, а потому она будет пустовать. Жаль, этому человеку уже никогда не услышать того грохота, который вызывает передвижение состава поезда метро. Уже никогда, так как он оседает на колени, а затем так нелепо падает лицом вперед. Жаль, что я не мог видеть выражение его лица, наверное, я бы за это многое отдал, но такая крыса, как я, не могла бы поступить иначе – выстрел сзади именно то, что доктор прописал. Жаль, что я не увижу конца представления, зачинщиком которого являюсь – нужно делать ноги. Нужно сматывать удочку, на которую попалась очень крупная рыба, упаковывать ее и вернуть назад, в магазин…
Не так уж легко вставить ключ зажигания, но нужно перебороть ужасно непривычное волнение и бежать… Бежать, сначала, конечно же, ехать, чтобы кто-то из прохожих запомнил номера иномарки, но заставить руки не дрожать не так просто… Знаете, когда они в перчатках, они становятся особенно непослушными, кажется, что пальцы неохотно сгибаются и так далее… Или это я так долго не носил перчаток или я действительно слишком взбудоражен. Кажется, это именно то чувство, за которым я гнался все это время – эйфория от выполненного долга, утоленная жажда мести, заставляющие лихорадочно работать мой мозг. Это и есть то оживление, ради которого стоит жить? Тогда, я не чувствую никакой вины, что избавил свет от такого подонка, как мой сводный брат. Я – ГЕРОЙ. Я могу изменить свет своими руками, я могу вершить судьбы людей, я – божье проведение, в которое верит мать? У меня в голове вертятся столько вопросов, которые я никогда и не подумал бы задать даже себе…
===>Кладбище

+3

433

http://s42.radikal.ru/i096/0903/27/1c67720bcb34.jpg
Мотель “Naked Shadow”=======>
Родители меня убили бы. Точнее, еще успеют, когда узнают. Где им, с их серьезными взглядами, меня понять. Ну а что делать, если единственная дочь у них уродилась (в буквальном смысле) такой непутевой. Что делать, если меня тошнит при виде человеческих внутренностей (прости, мама, но именно так я представляю профессию врача)? И от скучных напыщенных адвокатов тоже, кстати (папа не в счет, так и быть). И делать я, по сути, ничего такого не умею.
Собственно, эти измышления и привели меня туда, где я сейчас. А именно, в телефонную будку, где я уже минут пятнадцать стою, прислонившись лбом к стеклянной дверце, страстно мечтая сбежать. Ну может, не звонить? Может, лучше письмо написать и не слышать гневных родительских возгласов? С другой стороны, пока оно дойдет, я тут, вероятно, умру от голода и холода. Ну, насчет холода я, положим, загнула. Скорее всего, меня убьет ночью в переулке какой-нибудь лос-анджелесский маньяк, коих тут наверняка хватает.
Перебрав и отвергнув все возможные отмазки, поворачиваюсь и все же набираю номер. Гудки. Придумала, буду тараторить. Они побоятся перебивать.
- Привет, бабушка, это Кайли! Нет, пока домой не собираюсь. Включи громкую связь и позови семейство, пожалуйста.
Услышав фон голосов на заднем плане, набираю в грудь побольше воздуха.
- Привет, семейство! Я в Лос-Анджелесе и, кажется, собираюсь здесь осесть. Уже подала прошение о стипендии Калифорнийского университета. Собираюсь учиться на театральном факультете (папа, опусти левую бровь, и никто не пострадает; мама, валерьянка в левом нижнем ящике комода). Проблема в том, что моя знаменитая копилка иссякла, и жить мне негде. Поэтому не могли бы вы мне прислать немножко денег на первое время? Пожалуйста-спасибо.
Выдыхаю и зажмуриваюсь в ожидании гневных возгласов. Несколько секунд родители осмысливают услышанное и наконец я слышу голос отца.
- Кайли, ты уверена?
Киваю. О, черт, я не привыкла, что они далеко.
- Да.
Шепоток на заднем плане. Я различаю фразы вроде «Она уже взрослая», «пусть решает сама».
- Я поеду в город и отправлю перевод в банк Лос-Анджелеса. Сможешь забрать деньги через несколько часов. Но, Кайли, если мы узнаем, что ты не учишься, а просто прожигаешь деньги…
- Этого не будет. А даже если и будет, вы об этом не узнаете. Спасибо. Я вас всех люблю.
Похоже, обошлось малой кровью. Удивительно, но я знаю своих родителей, не так хорошо, как думала. Странно, но приятно. Уф. Теперь можно искать жилье.

+2

434

Набережная, особняк Анри Луминара ====>

Нет, все-таки теннис - это для баб. Ну или пидаров. Убеждаюсь в этом очередной раз сейчас, едва не засыпая на.. на полуфинале какого-то чемпионата, название которого я все равно не запомню. Вообще сомневаюсь, что пришел бы сюда, если бы приглашение не поступило от Сайондзи - ну как я могу отказать ему? Правда я рассчитывал, что эти пару часов мы потратим на то, чтобы обсудить съемки под первобытные крики зрителей, но оказалось, что у сенсея были другие планы - а попросту говоря, он свалил со своей очередной пассией (сенсей, опять блондинка - неужели не тянет на разнообразие?) в ложу поближе к корту ("Оттуда можно почувствовать даже запах пота игроков!" - что за радость?), нас же с рыжей оставив в вип-ложе томиться от скуки.
Хотя томился, кажется, только я. Попробовал послушать музыку, но был награжден суровым взглядом жены - и как я смел не оставить уши открытыми для ее болтовни? Хотел почитать новости с наладонника, но аккумулятор печально пропел свою последнюю песню и торжественно сдох. Хотя бы последнюю радость - сигареты - у меня никто не забрал, хотя я и прилежно старался выдыхать дым подальше от кормящей мамочки (учти, рыжая, я только делаю вид, что не знаю, что иногда ты таскаешь у меня сигареты!). Сын был под надежным присмотром "бабушки", а значит, этот нудный теннис был фактически первым нашим совместным походом "в свет" с момента рождения Анри.
Правда, я делал все для того, чтобы остаться неузнанным, чему способствовали видавшие виды джинсы и майка, темные очки и обязательная надвинутая на лицо бейсболка. Хотя судя по блеснувшей в перерыве вспышке получилось у меня так себе - я в ответ только натянул козырек побольше на лицо и растекся по неудобному пластиковому сиденью - может, удастся слиться с трибунами?
Наконец после часа мучений я был хоть как-то вознагражден - пара волосатых мужиков с ракетками, гонявших мячик раздражающего кислотного света под дружное "ых" сменились телочками. Хорошими телочками, между прочим - одну из них, Шарапову, знал даже я, весьма далекий от тенниса человек. С такой фигуркой и с таким ростом она просто обязана быть хорошим игроком дааа.. В общем, в дальнейшем я наблюдал за матчем с куда большим интересом, иногда даже вяло апплодируя - чего уж там, это совсем не церемония награждения Оскар...

+2

435

Теннис? Ну что я забыла на теннисе? Между прочим, это совсем не футбол, требующий куда больших усилий... ума?... ммм... в общем просто усилий. И вообще футбол куда более интересен, чем теннис. Да и мальчиков, в футболках и шортах, семенящих по полю, побольше будет. А тут... Нет, все же ответ на свой вопрос я нашла, и между прочим довольно быстро, исключительно из профессионального (если можно так сказать) интереса, пытаясь понять принцип игры.
- Луминар, а ты знаешь, что я до этого ни разу не была на теннисе? - Восторженно заявляю я тебе между прочей моей трескотни, искренне веря, что тебе она хоть немного да интересна. Как оказалось, не очень - не понимаю, зачем ты меня сюда притащил... Делаем вид счастливой семейной пары и молодых родителей и светимся перед репортерами, словно заявляя им о том, что у нас все хорошо? Хорошо, но вот то, что весь этот раут тебе не интересен, впрочем так же, как и я (ты пришел сюда только ради своего этого самого, с непроизносимым именем? Лучше бы оставил меня дома с ребенком - он меня больше любит, чем ты), меня немного обижает. И то, что слушаешь ты меня вряд ли больше, чем в пол-уха, а то и меньше, и то, как редко смотришь на меня, и вообще... Эй? Чего это ты вдруг заинтересовался игрой? И куда подевались мальчики, я ведь только вошла во вкус и поняла, за кого болею и когда надо ободряюще кричать - неужели их игра закончилась? Впрочем можно начинать кричать уже сейчас, потому что причина для этого есть. Пока я тут вся под впечатлением и пытаюсь понять, что за чувство восторга испытываю, ты так нагло и, черт подери, совсем не стесняясь моего присутствия, пялишься на эту... Эту... Дылду, вот! - не могу придумать более подходящего определения одной из стонущих и скачущих по корту девиц, которая смогла завладеть твоим таким драгоценным для меня вниманием.
- Нравиться? - Спрашиваю тебя, немного сердито, но тщательно стараясь спрятать ревность по глубже. - Красивая телочка, верно? - Уже почти дружелюбно и совсем не трясясь от недоумения (потому что нашла опору в лице спинки кресла) продолжаю свой опрос. - Хочешь ее? - Ну а это звучит почти игриво - ну как уж тут говорить, когда вокруг ТАК стонут?

+2

436

Кто-то совершенно несправедливо назвал мышление мужчины очень простым - дескать, мы, в отличии от женщин, не умеем мыслить сразу в нескольких направлениях. Зато мы и не запутываемся в собственных мыслях, уходя от первоначальной идеи в непроходимые дебри! Да и потом я сейчас являл собой весьма наглядное опровержение данного стереотипа, потому что думал сразу о нескольких вещах: во-первых, о том, что теннис - все-таки фигня. То ли дело гольф - небрежно поправить белую перчаточку, дождаться пока бой подаст тебе бокал коньяка после удачного удара, обменяться скучающими комментариями с партнером, согласившись, что погода - дрянь, и давно не было в Калифонии такой дерьмовой осени (лета, весны - нужное подчеркнуть), а затем глубокомысленно изречь, обращаясь все к тому же бою: "А подай-как мне милеший, титановую восьмерочку.." Я до сих пор точно не знаю, чем отличаются клюшки в зависимости от номеров, но звучит-то как внушительно! А тут? Гейм, сет, матч, до свиданья. Скука. Во-вторых, я думал о том, что, как ни крути, а ножки у этой самой Шараповой и правда хороши - этакая классическая кегля, с круглыми коленками и в меру подкаченными икрами.. В общем, хорошие ножки, правильные. А в-третьих, я, разумеется, как и всегда, думал о работе. О том, как мне поступить с театром после переезда в Нью-Йорк - забрать с собой или просто закрыть; о том, что фильму, над которым мы сейчас работаем, уже прочат Пальмовую Ветвь, хотя он не снят еще и на три четверти; о том, что моя партнерша по фильму - нервная грымза, и есть надежда, что хотя бы к ней моя дражайшая супруга ревновать не будет..
Замечталя по ходу. Непростительно расслабился, пялясь на ножки теннисистки и мугыкая себе под нос приставший еще со вчера мотивчик - за что и был тут же наказан вопросами от рыжей. В упор.
- Не нравится. - Честно признался я, профессионально прикидываясь шлангом. - Скучная игра. - А разве ты не про теннис спрашивала? Нет, не про теннис. Это что - значит, снова начинается? Это что - заряд пластинки "я тебя так люблю, так люблю, так люблю" закончился и надо напеть это снова? Рыжая, ты... а, ладно. - Красивая. - Устало выдохнул я, соизволив даже очки снять с посмотреть на тебя. И все же последний вопрос не мог меня не разозлить. Ты же.. ты же знаешь - я припадочный. И не люблю, когда мне приходится тебе объяснять то, что я объяснял уже не один раз. - Дорогая, ты хочешь вернуться к вопросу супружеской верности? Может, еще раз обсудим, сплю ли я с нашей горничной - прости, с обеими нашими горничными? Или мои сексуальные фантазии - например, на тему этой телочки? - К концу речи добрые нотки как-то исчезли из моего голоса, а вот усталость осталась. К ней, правда, примешался еще и металл - зачем ты злишь меня, рыжая? Ведь знаешь же, что я омерзительно верен тебе..

+1

437

Вот это твое "красивая", как по сердцу ножом - очень больно, знаешь ли. Ты сейчас рушишь мой утопический миф о том, что я должна быть для тебя не только единственной женщиной, но и единственной красивой женщиной со вселенной, а это... это все так, и мизинца видите ли, моего не стоят, потому что ведь я - я твоя жена, свет твоей жизни, твое солнышко, и все остальные меркнут на моем фоне... А ты... А ты даже не соврал для меня, что мол все это так, а вот так -  ножом по сердцу.
- Да, пожалуй вернемся, дорогой. -  В тон тебе пытаюсь отвечать я, хотя получается не устало, а как-то немного нервно и, пожалуй, истерично, а потому я силюсь держать себя в руках и делать тебе предложение в как можно более веселом и даже кокетливом тоне. Ну а чтобы не оставлять удовольствие лицезреть семейную сцену тем зрителям, что уже потихоньку начали переключать свое внимание с игры на нас, подвигаюсь к тебе поближе и не шепотом, но и не громко, чтобы крики болельщиков скрыли мое предложение окончательно, выдаю тебе после того, как выслушиваю череду твоих вопросов о других телочках - и все же голос у тебя слишком хорош, чтобы перебить.
- Давай сделаем так: проведем сегодняшний вечер с другими людьми. Можешь выбрать хоть одну из наших горничных - если они тебе так нравятся, хоть эту... дылду - пригласи кого хочешь. Я, в свою очередь проведу вечер с другим мужчиной. Каждый из нас будет в праве воспользоваться привилегией сегодняшнего вечера - то есть если ты мне мне можешь сегодня полноправно изменить, то и я тебе.
Слишком хорош... Вот сейчас вспоминаю, какой он бывает, когда говорит мне всякие приятные вещи на ушко и жалею о том, какой у меня длинный язык. Вжимаюсь в спинку кресла, чтобы увереннее себя чувствовать и готовлюсь к буре. Но слово, как говориться, не воробей... Будь что будет...

+1

438

Рыжая, дорогая моя.. хорошая моя, славная моя жена, я очень тебя люблю, но давай будем откровенны - играть со мной на равных тебе не под силу. Ну не умеешь ты быть равнодушной сукой, чему я признаюсь, втайне радуюсь - вряд ли бы я смог жить со своим отражением, мне и меня одного иногда слишком много бывает.. Не умеешь ты говорить безразлично о том, что тебя на самом деле волнует - я же могу так говорить даже о самом дорогом для меня - театре и сыне. Это не плохо и не хорошо - это моя профессия. Призвание, чтоб его, место в жизни..
А ты нервничаешь, кипятишься, даешь мне это увидеть, а это значит, что ты проиграла уже сейчас, произнося слово "дорогой" так, словно за этим неминуемо последует заслуженная пощечина. Я уже хотел было улыбнуться и потрепать тебя по щеке, сведя все на шутку, когда твои слова заставили меня вновь напрячься и потерять свой обычный устало-высокомерный вид.
- С дубу рухнула, дорогая? - С искренним недоумением протянул я, поперхнувшись дымом и уставившись на жену так, словно она только что заявила мне, что собирается сделать нашего сына мусульманином. Впрочем, неизвестно еще, что хуже.. - Слушай, у тебя, может, эти твои женские дела скоро, что ты такая.. - Припадочная, хотел закончить я, но сдержался - не могу оскорблять жену, даже когда она того заслуживает. Это же рыжая, моя рыжая.. Моя глупая рыжая, которая все же добилась своего - мои глаза подернулись ледяной коркой и таким же холодным стал тон, которым я заговорил, отбросив в сторону попытки привести супругу в чувство. - Впрочем, мне нравится твое предложение. - Иезуитская улыбочка - умеешь улыбаться так, дорогая? Не моргнув глазом, соврать и не дать тебе понять, насколько возмутило меня сказанное тобой. Насколько стучит сейчас в висках мысль о том, что ты с другим мужчиной.. Черт, не сдержался - мягко сломалась пополам в пальцах незажженная сигарета, рассыпавшись крошками на пол. Так же рассыпалось и мое хорошее настроение - черт бы тебя побрал, рыжая, я был сыт и доволен, словно тюлень, несмотря на скучный теннис и абсолютную трезвость.. Последнее я собираюсь поправить уже в ближайшее время, а ты.. ну оставайся, подумай о своем поведении. Ах да, у тебя же были планы на ночь. - Обязательно поделись потом со мной впечатлениями, дорогая. - Протянул я, неспеша подымаясь и, словно паяц, целуя руку жены. Еще можно отыграть все назад! Еще можно рассмеяться и сказать, что ни одна телка во вселенной не стоит того, чтобы расстраивать мою супругу... Не могу. Два барана сцепились рогами на узком мосту - вот уж чем ты не уступаешь мне, рыжая, так это упрямством. - Желаю хорошо провести время. - Вежливо заключил я, покидая ложу - надо подыскать телку. Не хочу быть рогоносцем в одиночестве - украсим свои головы вместе, дорогая..

=======> Отель

+1

439

Какие дуб и женские дела, когда ты соглашаешься с моим нелепым предложением. А давай действительно все отыграем назад и я возьму и сделаю тебе другое предложение - а давай ты на мне снова женишься? Ну если мы не уговорим пастора (или как это там называется) обвенчать нас еще раз, давай повторим вторую половину ритуала - самую приятную? А давай вместе поедем домой, завалимся в ванную, в которую напустим много пены: она будет смешно разлетаться во все стороны, ты будешь потягивать свой коньяк, а я мять тебе спинку... А давай... Черт, уже поздно, ты согласился и уходишь от меня, при этом совсем не кажешься расстроенным или недовольным, а еще словно тебе совсем все равно - знаешь, как вот такое твое равнодушие пугает? Даже не представляешь - хотя попробуй - я не заметила, как ты раздавил сигарету.
Можно я закричу на вес корт, чтобы ты остановился и не уходил? Нет - это было бы полным поражением в нашей "стенке на стенку", а глядя на твою реакцию хочется сделать все, лишь бы доказать тебе, что я была права. А потому я уже строю дальнейший план действий. На это уйдет все оставшееся время матча - ну не уходить же в самом деле? - которого останется совсем немного на то, чтобы остыть и самой убедиться в своей правоте. А я ведь права! А вот нечего было пялиться на всю такую-разтакую эту теннисистку практически не одетую. И вообще, почему бы в теннис не играть в парандже? А еще им кляпом рот затыкать, чтобы не стонали!
Когда все вот это закончится, естественно я поеду домой, чтобы поцеловать малыша и пожелать моему золоту спокойной ночи, а еще чтобы привести себя в порядок - думаю моя одежда, наверное только размером отличающаяся от того, что было на моем дражайшем супруге, не очень подходит для дальнейшего времяпрепровождения.
===> Бульвар Сансет, особняк Анри Луминара ===> танцевальный класс

+1

440

Теннисный корт ==>

Бреду наугад - слепо, долго, не думая. Сколько это уже продолжается? Где я нахожусь? Нет, я не пьян, я просто очень-очень зол.. А то, что от меня пахнет коньяком - это просто совпадение, ну разве несколько глотков из заветной фляги могут заставить меня захмелеть?
Курю не переставая - одну за одной, хмуро, прикрывая пальцами тлеющую сигарету от неожиданно появившегося дождя. Говорил же - погода дрянь. И незавнной гостью мысль - раз дождь, значит, матч закончен, и рыжая пойдет домой.. Домой ли? И ждала ли она окончания игры или отправилась на поиски приключений, едва остыло сиденье после меня?
Злюсь - слепо, глухо, жадно. Тороплюсь распробовать злость на вкус, словно давно успел отвыкнуть от нее. Или и правда успел? Слишком спокойной и гладкой была наша семейная жизнь в последнее время - мне даже ни разу не приходилось бежать, спасаясь то ли от демона, то ли от самого себя.. Или мы все же едины? Иначе что заставляет меня упрямо стискивать зубы и продолжать идти, хотя мерзкие холодные капли стекают за шиворот, и с бейсболки противно капает, словно это сопливый нос простуженного ребенка..
Мысли устроили бойню - уже не разобрать где чьи руки-ноги, единое мессиво из тел и конечностей... У мыслей бывают конечности? Мысли не хотят уживаться вместе - слишком отличаются они между собой, слишком пропитаны шовинизмом по отношению друг к другу. И словно две сущности сидят на плечах, придавливая меня к земле и нашептывая на уши гадости.
Измени. Наплюй на обязательства, на обещания, на брачную клятву, на чувства, на отвращение и на верность. Измени - она ведь сама этого хотела, не так ли?
Иди домой. Забудь про гордость - твоя девочка уже наверняка плачет на кухне в одиночестве, прокручивая в голове картины одна омерзительнее другой. Иди домой - ты ведь сам этого хочешь, не так ли?
Гордость шипела, плевалась кипящим маслом на сковороде, заставляя ноги упрямо идти вперед, уводя меня все дальше от дома. Впрочем, я не знал этого наверняка - только чувствовал, что каждый шаг отдаляет меня от дома. И от верного решения, но об этом я старался не думать. Мальчишеское упрямство, задетое самолюбие и злость, злость - о, как много злости! - заставляли меня всматриваться в лица прохожих женщин. По большому счету мне было все равно, с кем провести эту ночь - только, боги, пусть она не будет рыжей...

.. Мне было скучно. Нет, не так - мне стало скучно, посреди жаркого шепота и слюнявых поцелуев моей "избранницы". Право же, не было ничего сложного в том, чтобы убедить женщину, внешность и имя которой я все равно не запомнил, пригласить меня к себе. Так же как не было ничего сложного в том, чтобы прервать становившуюся обременительной "легкую" беседу, грубо потянув ее за руку на себя.
Мне было противно. Шестьдесят килограмов мерзости сидело на моих коленях, послушно извиваясь от нетерпения и пытаясь стянуть с меня изрядно намокшую футболку, а я чувствовал подкатывающую к горлу тошноту. И не понять от чего - то ли от собственных действий, то ли от того, что двадцать пятым кадром передо мной мелькали сцены еще более мерзкие - рыжая, моя рыжая в объятьях незнакомого массивного детины. Вот только она не выглядит скучающей и недовольной - о нет, она стонет, немного смешно и очень тонко, как умеет только она, она запускает пальчики в его волосы, похожие на кабанью щетину, так нежно, как умеет только она, она смыкает ножки за его широкой, как городская площадь, спиной, а я педантично различаю каждый ее пальчик - я знаком с каждым из них лично, мои губы дотрагивались до них, словно здоровались со старым знакомым..
.. Кажется, я сделал ей больно. Иначе почему на меня так испуганно смотрят снизу вверх два глаза мутно-голубого цвета? Оказывается, я столкнул ее с себя - бесцеремонно отмахнулся, как отмахиваются от назойливой мухи, которая не может причинить вреда, но неимоверно раздражает своим присутствием. Ты тоже раздражаешь меня, безымянная женщина, которую я буду вспоминать разве что с терпкой смесью стыда и брезгливости. Мне стыдно, потому что я допустил глупую мысль, что ты сможешь стать хотя бы частичной заменой моей жены. МНе мерзко, потому что я все еще чувствую привкус твоих губ.
Уйти - не прощаясь, слепо добрести до своей машины и наконец сделать большой глоток коньяка - он обжигает горло, вытравливая из меня ощущение чужих поцелуев, смывая жгучее отвращение, которое я чувствую то ли к себе, то ли к оставшейся в недоумении женщине. Или все же к рыжей - потому что раскаленной кочергой ковыряется в мозгу мысль о том, как упряма моя жена, о том, что уж она-то не спасует, дойдет до конца..
Хочется проблеваться. Вот так, на глазах у прохожих, открыв дверцу неизменного крайслера и окропив асфальт желчью и коньяком. Хочется отмотать этот вечер назад, чтобы только заставить рыжую забрать свои слова обратно. А если заупрямится - черт с ней, я сотру свои слова, словно разводы с песка - вот только что были здесь, и уже нет..
Хочется, чтобы этот театр абсурда наконец закончился. Хочется ощутить хоть чью-то поддержку и твердое плечо, пусть даже это будет всего лишь мой дом.

========> Бульвар Сансет, особняк Анри Луминара

+2

441

Теннисный корт===> Бульвар Сансет, особняк Анри Луминара ===>

Злость и ревность порой толкает на ужасные вещи. Именно их бурлящее сочетание поджигает все внутри меня и двигает на, казалось бы, ненужные поступки – тщательно уложенные волосы в незатейливую прическу – нет, не высокую, все значительно проще – крупные рыжие локоны ниспадают на обнаженные плечи – слава богу, я еще не обрезала отросшие за время беременности волосы, и каждый раз замечая свое отражение в витрине или, вот как сейчас, в больших зеркалах танцевального класса, задумываюсь, может не стоит их укорачивать. Пожалуй, именно злость заставляет думать о том, что я сегодня как-то особенно хороша – это ведь именно она лихорадочно блестит в моих глазах и заставляет как-то особенно искривляться в улыбке алые, под цвет платья, губы. Нет, мой туалет, в этом я точно уверенна, не выглядит пошло – остальной макияж достаточно небросок и умерен. Только губы – я так захотела – должны сегодня привлекать внимание. Платье же пока спрятано под легким плащом. 
Но и он скоро покинет свое место на сцене, уступив место чему-то более уместному, интригующему, соблазнительному. Маленькое, но нет, не черное, а алое платье, не очень короткое, но и не достаточно длинное, чтобы сказать о нем что-то конкретное – оно идеально подходит к случаю. Оно идеально вписывается в свою роль. Нет, сегодня оно не декорация – полноправный член труппы, возможно даже претендующий на главную роль. Оно играет мою злость, мою страсть, и тот огонь, что кипит во мне, но не к тому человеку, что сейчас прижимает меня, не так, как всегда…
Знакомьтесь, это мой учитель по танцам - Фелипе. Смешное имя, как и у всех мексиканцев по моему мнению, но разве это имеет значение, когда одна из учениц немного задержалась после урока, чтобы станцевать со своим молодым учителем, уже опаздывающим на другой конец города на репетицию к внутриштатным соревнованиям со своей постоянной партнершей. Она уже звонила кажется раз пять, если я все успела посчитать.
Мы танцуем... как бы банально это не звучало, мы танцуем танго. Возможно я слишком ограниченна в своей фантазии, но не представляю, какой танец может быть более страстен, чем танго. Ни один из всевозможных собратьев не выделился в своем темпераменте так, как этот жаркий аргентинец, ни один не сводил сума такими казалось бы холодными прикосновениями, которые куда красноречивее слов, ведь переходят в слишком жаркие поддержки, не та ли? Эх, если бы ОН все это видел, как бы хотелось знать, что его глаза наливаются кровью, а ноздри так гневно раздуваются и зубы скрипят. За этот победный скрип я бы отдала все на свете… Наверное…
«Может быть и отдала, ну а толку?» – это я, пешком, между прочем, чтобы оттянуть свое прибытие домой насколько это только возможно, кутаясь в свой плащ, возвращаюсь домой и размышляю о своей глупости. Ведь когда музыка, ритм которой словно сердце выстукивало, закончилась и один вид танца должен был плавно перейти в другой, прям там, в запертом классе, нет, не воспаленный и раздраженный мозг, а именно сердце начало вопить, что что-то не так. Оно трепетной голубкой не хотело оставаться в чужих руках, хотело выпорхнуть и лететь, лететь… Куда? Вот как раз туда, куда меня ноги несут – домой.   
Страшно, очень страшно увидеть, что дом пуст – сама виновата, сама предложила эту глупую игру, глупо обманывая себя, что тебе может быть нужен кто-то другой. Остается только вернуться в пустой дом, дождаться возвращения оппонента и признать свое поражение.

Бульвар Сансет, особняк Анри Луминара ===>

+2

442

Бульвар Сансет, особняк Анри Луминара ===>

Деньги; алкоголь - дорогой и дешевый, ибо вкусы у каждого свои; парфюмы, воняющие потом, и пот, источающий аромат парфюма; цветы, увядающие от царящего вокруг разврата; тела - прикрытые одеждой, полуприкрытые, а иногда и вовсе нагло сверкающие наготой; голоса - всех диапозонов, от мерзкого сопрано до гудящих басов, но все объединенные общим оттенком - самодовольством, пафосом и осознанием собственной цены - до последнего нолика в этой круглой сумме; наркотики из-под полы и в открытую на стеклянных столиках; улыбки - фальшивые, но такие же баснословно дорогие, как часы на руках (впрочем, нет, вот и дешевая подделка под Rolex - надо же, плебс затесался!); и снова - деньги. Представьте себе этот коктейль, и вам не придется посещать вечеринки Голливуда - у вас создатся полное ощущение присутствия. Да-да, как в кинотеатре, когда выдают эти идиотские двухцветные очки..
Мне очки нужны не были - я видел всю эту мерзость с полной отчетливостью, и что хуже того - я был частью этой мерзости. Хотя нет, хуже всего то, что какой-то части меня (подозреваю, что далеко не лучшей части) это нравилось - как свинья ищет лужу посреди чистого двора, так и я время от времени стремился на эти сборища, вмещающие в себя Содом, Гоморру и Помпею одновременно. Может, для того, чтобы явственнее ощутить контраст по возвращении домой? Впрочем, сейчас, когда я торможу официанта с профессионально услужливым выражением на лице, чтобы взять у него очередной бокал коньяка (всего второй! дорогая, обещаю, меня привезут..), мне тяжело поверить, что где-то там, за пределами этой виллы (чьей? понятия не имею..) существует другая жизнь, существуют искренние улыбки и светлые намерения. Мне вообще тяжело поверить в то, что за ее пределами существует хоть что-то - для меня есть сейчас только вкус Мартеля, привычно обжигающий гортань, терпкий запах табака, заглушающий окружающие ароматы, и немного дерганно двигающиеся бедра женщины, танцующей передо мной. Мне кажется, есть в этом что-то унизительное для женщины - выделываться перед сидящим мужчиной с равнодушными глазами, но незнакомка так, похоже, не считает.
Знаете таких мужчин, которые спешат снять обручальное кольцо, едва оказавшись в людном месте без присмотра жены? Так вот, я к ним не отношусь - я расстаюсь с этим кусочком металла только на съемках, отдавая его на сохранение надежной как швейцарские банки Джинни. Вот и сейчас я прокручивал кольцо на пальце, не отрывая взгляда от движений женщины (как же  ее зовут? нас ведь представляли..) - было в них что-то завораживающее, гипнотизирующее. Словно сам ритм нашептывал - забудься, расслабься, отдайся..
.. Я и отдался. Иначе как объяснить то, что мои ладони чувствуют жар ее бедер, так условно прикрытых тряпочкой под названием "платье", шею греет (почему у меня возникла ассоциация с паяльником??) ее дыхание, а ключицам как-то слишком влажно - облизала она их, что ли? Неверно говорят про мужчин, что они в такие мгновения думают членом - на самом деле эту функцию берет на себя спинной мозг, а он и мозгом-то называется весьма условно.. Все, что он может - это заставлять нервные окончания очень остро реагировать на стимуляцию.. Слишком сложно? Вот она проводит пальцами по моему животу (у меня расстегнута рубашка? а где моя рубашка?), а у меня вдоль позвоночника пробегает дрожь - это не означает, что мне так уж приятно, это чертово тело само реагирует.. И ни одной мысли в голове. Ни единой - разве что глаза машинально выискивают дверь какого-нибудь помещения, в котором можно уединиться, хотя я и понимаю - не найду, все случится прямо здесь, потому что слишком горячо, слишком в голову ударило. Все разом - алкоголь, разнузданная атмосфера вечеринки, несколько дней воздержания (рыжая, солнышко, может, снова забеременеешь? ненавижу твои критические дни..) и эти бедра, покачивающиеся прямо у меня перед носом, окончательно отправившие меня в нокаут..
.. Завтра гримерам придется основательно потрудится надо мной - а точнее над ссадинами и синяком на моем лбу. Разбить головой зеркало - это была не самая лучшая идея, но зато единственный способ остановиться. Я ведь уже готов был трахнуть ее, для чего и затащил в ванную, а потом боковым зрением заметил собственное отражение в зеркале.. Нет, это был кто угодно, но только не я. Это был типичный гость подобных мероприятий с тупым и пустым взглядом, но уж точно не Анри Луминар, муж и отец, человек повзрослевший и почти остепенившийся, мать вашу! Вышвырнув тощую швабру, которая мгновенно перестала казаться мне соблазнительной, из ванной комнаты, я заперся и уставился на свое отражение - злобно и устало. Я был страшно зол на себя за то, что в мгновение едва не разрушил то, что с таким трудом было создано. Я чувствовал ужасную усталость, потому что отказ от искушения стоил мне слишком много сил..
Омерзительно осознавать собственную слабость. Понимать, что, насколько бы в твою голову не были вбиты понятия верности и честности, иногда ты сам ничего не решаешь. Просто слишком сильное течение вдруг подхватывает тебя и несет, меньше всего интересуясь вопросом, по нраву ли тебе это. И ты приходишь в себя на незнакомом берегу, разбитый в кровь и совершенно не понимающий, как ты тут оказался. В этот раз я смог развернуться и поплыть в другую сторону, но что если в следующий раз все будет по-другому? И самым мерзким было то, что скользкой мыслишкой в голове носилось подлое: она и не узнает. А если узнает - простит. Потому что слишком любит...
Вот тогда мой лоб и встретился с холодной поверхностью зеркала. Размазав кровь по покрытой паутиной трещин поверхности и кое-как прикрыв ссадину челкой, я натянуто улыбнулся своему разбитому на кусочки отражению. Было мучительно стыдно и хотелось сбежать - сейчас же покинуть этот дом и найти жену, уткнуться головой в ее плечо и не отвечать на ее взволнованные вопросы. И почему в тот момент это показалось мне дурной идеей, глупой слабостью, которой не следует потакать?
Дверь приоткрылась (разве я не закрывал ее на замок?), молодой парень с окосевшими (от радости, видимо) глазами ойкнул, увидев меня, помялся на пороге, но все же вошел, смущенно прикрыв за собой дверь. Сбивчиво пробормотав извинения, он глупо хихикнул и вытащил что-то из кармана, тут же перестав стесняться меня. А у меня все холодело внутри, пока я наблюдал за тем, как он отточенными движениями высыпает на небольшое зеркало белый порошок и ловко сбивает его в дорожку..
- Будешь?
Будешь? Мне кажется, или все звуки вечеринки и правда исчезли, утонули в грохоте набата, растворились в вакууме, провалились в Тартар? У меня галлюцинации, или и правда освещение померкло, оставив световые акценты всего на двух вещах - белоснежном кокаине, сложившемся в так хорошо знакомый мне Млечный Путь, и  губах парня, вот уже целую вечность произносящих одно и то же слово? Будешь? Да нет, это просто эхо в ванной играет со мной злые шутки - я слышу это слово снова и снова, и вот уже создается впечатление, что отказаться я просто не смогу - не успею вклинить даже такое короткое "нет" между этими непрестанно повторяющимися "будешь".. Будешь?
Как хорошо было бы снова спрятаться за удобной отмазкой несоображающего мозга, отмахнуться рукой от доводов рассудка и.. и просто упасть на колени, чтобы лицо оказалось на одном уровне с продолжающим манить порошком. Вот ведь чудеса - сотни раз держал в руках кокаин, точно знаю, что у него нет запаха, а сейчас мои ноздри затрепетали, словно пытаясь втянуть, уловить его аромат.. Если бы у него был запах, я знаю, чем бы он отдавал - Смертью. Сладким и тошнотворным ароматом тления и разложения. И правда чудеса - я думал, больше чем за год воздержания я забуду, как это делается, но сейчас пальцы сами ловко разделяют аккуратную дорожку на две. Точно знаю, что раньше бы делал это не так неторопливо, не добивался бы такой идеальной точности, был бы жаден и нетерпелив, и почему-то это наполняет меня глупой гордостью.. Значит, что же - и от этого искушения могу отказаться? А если могу, то почему бы не сделать это.. как-нибудь в другой раз? Так легко - еще немного наклонить голову, отказаться от предложенной щедрым парнем трубочки (ненавижу секонд-хэнд!), свернуть сотню и.. И снова зеркало. Вот только теперь, сквозь звездную россыпь я увидел не собственное отражение, я увидел сына. Не младенца, нет, таким, каким он мог бы быть лет через двадцать. Удивительно похож на меня, даже под глазами залегли такие же темные круги, а веко нервно дергается. Нетерпение? Предвкушение? Я знаю, почему - у него в руках тоже скрученная банкнота.. Странные диафильмы крутятся в моей голове - Анри очень рано стал полусиротой, потому что его кретин-отец снова наступил на те же белоснежные грабли, но на этот раз куда менее удачно, и позволил таки кокаину завершить начатое год назад. Очень странные - Анри пошел по моим же стопам, чего я никогда не позволил бы ему, будь я жив, вот только с Белой Смертью он познакомился еще раньше, чем я - что поделать, дети так быстро растут..
Должно быть, когда я резким движением смахивал с раковины зеркало с кокаином, на моем лице был написан неподдельный ужас, потому что парень даже не стал заикаться о том, что я впустую потратил его драгоценный порошок. Но я все же бросил к его ногам все так же свернутую трубочкой сотню и, покачиваясь, вышел из ванной.
Прости, рыжая, ты не узнаешь о том, что случилось сегодня. Нет, не потому что я лживая скотина, просто я боюсь.. Боюсь за тебя, за твою психику, и без того основательно покалеченную мной. Не хочу, чтобы ты боялась за меня еще больше, тряслась каждый раз, когда меня не будет дома. Прости, я не могу давать никаких обещаний - я слишком слаб для этого, а признаваться тебе в своей слабости так стыдно.. Просто верь мне - я буду стараться. Стараться сопротивляться демону, все же не покинувшему меня и наконец издевательски шепнувшему мне свое имя - Саморазрушение. Убить, стереть, уничтожить себя любым способом - что может быть соблазнительнее? Ничего. Выпрямиться, устоять, нагло улыбнуться в лицо демону - что может быть проще? Ничего. Только твоя любовь. Прости, рыжая..

=======> Бульвар Сансет, особняк Анри Луминара

+2


Вы здесь » МегаполисЪ » Улицы города » Улицы Лос-Анджелеса